9 августа Эрдоган подпишет в Кремле — уголь, газ, АЭС, авто, туризм, технопарки, …

Москва и Анкара начали переговоры по программе сотрудничества ещё в 2014 году, но в ноябре 2015-го, после того, как турецкий F-16 cбил наш Су-24, проект был заморожен. Теперь стороны находятся в шаге от логического завершения ранее намеченных планов.

В Москве будет подписан пакет «Среднесрочной программы торгово-экономического, научно-технического и культурного сотрудничества между Правительством Российской Федерации и Правительством Турции на 2016–2019 годы» (есть в распоряжении редакции Life).

Компании двух стран планируют начать совместную добычу трудноизвлекаемого угля и искомпаемой древесины (так называемых лигнитов). Речь идёт как о новых, так и о модернизации уже действующих двусторонних объектов. Пока не ясно, что именно имеет в виду Минэкономики, разработавшее документ, — идёт ли речь о проектах на территории России или же Турции.

У «Северстали» нет планов по созданию СП с турками, сообщили Лайфу в компании. Представители СУЭКа, ЕВРАЗа, «Мечела» и «Колмара» на запросы не ответили. До сих пор ни в официальных речах политиков, ни в пресс-релизах российских фирм совместная разработка угольных залежей не анонсировалась.

Самая же главная пакость заключена в самом конце документа. Впрочем, по порядку.

― Как правило, турки всегда говорили с российскими угольщиками только с позиции покупателей, причём довольно крупных. Порядка четверти всего использующегося Турцией угля закупается из-за рубежа, треть этого объёма привозят из России, ― говорит заместитель директора угольного департамента Института проблем естественных монополий Александр Григорьев.

По данным российского института энергетических исследований, в 2013 году экспорт угля из России в Турцию превысил 5,4 млн т (это менее 10% от потребления угля в Турции). Неплохие перспективы у российских экспортёров угля возникают, к примеру, в случае реализации новых проектов по строительству угольных ТЭС на черноморском побережье Турции или вблизи от него.

Пока, несмотря на сравнительно невысокие цены на уголь и перенасыщенность рынка, российский экспорт растёт, замечает Григорьев, в прошлом году добыча увеличилась на 4% ― до 372 млн тонн. Согласно политике развития отрасли на 2010–2030 годы, объёмы добычи к 2020 году составят 400 млн тонн, а к 2030 году — 500 млн.

― Скорее всего, ставка будет сделана именно на модернизацию уже действующей инфраструктуры — в Турции есть проблемы с безопасностью шахтёров, ещё пару лет назад в стране произошло несколько трагедий на шахтах, ― напоминает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. ― Если модернизация произойдёт, это позволит нарастить добычу.

Не только уголь, но и авто

Москва и Анкара намерены укреплять взаимодействие и в области автомобилестроения, включая производство автокомпонентов и разработку механизмов консультаций по такому сотрудничеству, следует из проекта программы.

Близкий к АвтоВАЗу источник поприветствовал решение, заложенное в проекте программы, объяснив это тесными связями компании с турками:

― У нас, например, несколько турецких поставщиков запчастей. Наши российские поставщики покупают в Турции две тысячи деталей.

В проекте программы также говорится о сотрудничестве в области индустриальных парков.

― Индустриальные парки в Турции ― действительно очень организованные территории, функционирующие на высоком уровне. Там располагается большое количество промышленных компаний, выпускающих продукцию в самых разных отраслях. Сравнивая их с парками в России, имеет смысл признать, что прогресс в развитии парков в Турции чуть больше, чем в России, ― сказал Лайфу Максим Паздников, директор по развитию, сопредседатель правления Ассоциации индустриальных парков России. ― Страна занимается развитием своих промышленных зон в течение последних 40 лет. Вся её промышленность развивалась за счёт индустриальных парков. Если в Турции в парках сосредоточено 80% промышленности, то в России ― не более 10%.

По его словам, и турецкие парки в России, и промзоны в Турции могут быть местом развития новых производств. Если говорить об участии турецких компаний в организации парков в России, такой опыт есть. Индустриальный парк ― «Александрова слобода» во Владимирской области, который создан турецкой компанией и изначально позиционировался как площадка для размещения турецких производств. Сегодня спектр его резидентов стал чуть шире, но изначально это турецкие инвестиции («Сефа иншаат») в создание индустриального парка в России.

Туризм, торговля, энергетика

Также в программу закладывается развитие торговых отношений между странами. Стоит отметить, что только за пять месяцев действия российских санкций ― с января по май этого года ― внешнеторговый российско-турецкий оборот упал на 43% и составил $6,1 млрд. Такие данные приводит Федеральная таможенная служба.

Тогда как ещё до обострения ситуации, в сентябре 2015 года, на встрече Путина и Эрдогана была задана высокая планка ― увеличить товарооборот к 2023 году до $100 млрд. Предусмотрена реализация таких проектов, как строительство газопровода «Турецкий поток» и турецкой атомной станции «Аккую». И хотя санкции не коснулись напрямую этих двух проектов, из-за ухудшения отношений их судьба оказалась под вопросом.

Программой предусмотрено и развитие туризма. В документе, в частности, идёт речь о подготовке «Справочника туриста» на двух языках ― русском и турецком. Он будет содержать действующие в странах правила. Также там будут прописаны права туриста. Здесь же опубликуют организации, в которые можно обратиться за помощью.

Наконец, в программе говорится о дальнейшей работе по переходу к расчётам между странами в нацвалютах.

― Турция ― это один из немногих торговых партнёров России, в отношениях с которым наблюдается превышение импорта над экспортом без учёта нефти и нефтепродуктов. То есть,несмотря на то, что мы привыкли видеть в Анкаре именно поставщика продуктов питания, овощей и фруктов, продукции лёгкой промышленности, эта страна в отношениях с Россией является, скорее, потребителем, и тем выгоднее будет восстановление торговых отношений для России, ― говорит Гендиректор логистической компании Transitplus International ltd Дмитрий Портнягин.

Именно этот пункт может оказаться самым важным и ключевым в случае его реализации. Он будет означать, что доллар потеряет уже в ближайшие годы рынок с объемом годового оборота около 100 миллиардов. Учитывая аналогичные телодвижения России в отношениях с Индией и Китаем…

Для доллара как мировой расчетной валюты — серьезный удар. Не столько даже по объему потерь, сколько по имиджу. Дурные примеры заразительны, а желание снизить зависимость от США испытывают все государства, претендующие на независимость и самостоятельность.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх