«Чёрная метка» для Эрдогана

Теракт в стамбульском аэропорту, при всей своей кричащей причинно-следственной очевидности, далеко не так однозначен, как это сейчас преподносится сотнями СМИ.

«ИГИЛ взорвало Турцию!», «Эрдонан доигрался!», «Турцию опалил разведённый ею же огонь!» Суть одна и та же – Турция так много потратила сил на поддержку исламистов в Сирии и Ираке, что в итоге сама стала их мишенью. Конечно, такая логика имеет место бить. Но, есть очень много фактов, которые не укладываются в это прокрустово ложе.

Ну, во-первых, зачем это нужно ИГИЛ, если Турция вместе с Катаром и Саудовской Аравией их единственные покровители? Более того – именно Турция для ИГИЛ последние ворота в мир, через которые идут все финансовые, оружейные и нефтяные потоки, снабжающие халифат всем необходимым. Взрывать ИГИЛУ Турцию, тоже самое, что засунуть себе в зал тротиловую шашку и поджечь фитиль – на такое способны только албанцы!

Ещё меньше поводов атаковать аэропорт у Джабхат ан-Нусры, которая вообще существует под протекторатом турецких спецслужб и является нелегальной турецкой армией на сирийской территории.

Тогда кем и зачем же был нанесён такой чудовищной силы удар по Турции и Эрдогану?

Можно было бы заподозрить в этой атаке курдов, но такой кровавый расстрел мирного населения совершенно не их почерк, и такой удар по имиджу своего движения за независимость курды никогда бы не нанесли!

Очевидно, что это всё-таки сделали исламисты.

Но где же логика? И кто за этой атакой стоит?

Террористы одиночки, сумасшедшие фанатики?

Есть все основания полагать, что за атакой на Стамбул стоят ближайшие союзники Турции Саудовская Аравия и Катар.

Несколько лет назад интересы Эрдогана, саудитов и катарцев совпали в сирийском вопросе. К этому моменту на Востоке уже вовсю бушевала «арабская весна». Вчерашние всесильные режимы падали один за другим. Тунис, Египет, Йемен, Ливия… К власти в этих странах приходили исламистские партии и группы. Настала очередь Сирии. Для её раздела была собрана концессия из Саудовской Аравии, Катара и Турции. Каждый из концессионеров имел свои претензии к правительству Башара Асада и жаждал оторвать от Сирии по лакомому куску и усилить себя этим разделом. Для Катара и Саудовской Аравии территория Сирии это транспортный коридор для новых нефте и газопроводов, а так же контроль над одним из главных мистических центров исламского востока Дамаском, взятие которого ИГИЛом означало бы выход его на квазигосударственный уровень, и окончательное закрепление как лидера исламского возрождения. Для турок же, взятие под контроль северных провинций Сирии и Алеппо означало бы стратегическую победу в полувековой войне с курдами – главной головной болью Анкары, которые оказывались в полной изоляции, зажатые между турками и ИГИЛ. Так возникла «антиассадовская» непримиримая коалиция.

Но, если внимательно присмотреться к этой коалиции, то очень скоро становится очевидным и расхождение целей саудитов и турок. Саудитские принцы строят всемирный ваххабитский халифат, который должен объединить под его чёрным знаменем всех мусульман суннитов. Турция же стремится к укреплению своего влияния до статуса региональной державы. Эрдоган исламист, но он не религиозный фанатик, и совершенно не желает делать Турцию частью саудитского халифата. Его цель модернизация Турции в независимую османскую империю 21 века.

И, если для саудитов пути назад уже нет – ИГИЛ втянут в беспощадную войну со всем миром, в него вложены сотни миллиардов саудовских и катарских денег, то для Эрдогана всё далеко не так однозначно. Турция явно маневрирует между мировыми центрами силы, пытаясь опереться то на США, то на Германию, то на Россию. Эта «гибкость» Турции делает её крайне ненадёжным союзником в глазах партнёров по антиассадовской коалиции.

И в этом случае демонстративный удар исламистов по стамбульскому аэропорту является «чёрной меткой» отправленной Эрдогану его партнёрами. Ясный намёк на то, что вслед за Хусейном, Каддафи и Ассадом Эрдоган тоже может оказаться объявленным вне закона, если продолжит свою двойственную политику. Демонстрация готовности перенести «джихад» и на турецкую территорию. При этом Эрдоган страшно стеснён в возможности ответных шагов. За десять лет Турция была буквально насквозь пронизана грибницей исламского радикализма. Почти все исламистские радикальные течения и группы имеют здесь свои представительства, лагеря, центры подготовки. Здесь исламисты лечатся, отдыхают, торгуют нефтью, закупают вооружение и принимают пополнения. Начать борьбу с ними – значит объявить войну монстру, которого сам же вырастил и выкормил. С ним плотно срослись спецслужбы Турции, которые десятилетиями «курировали» исламистов, всячески их поддерживали и опекали. С исламистами плотно связаны финансовые круги Турции, которые все последние годы активно зарабатывали на войне в Сирии, торгуя краденной в Ираке и Сирии игиловской нефтью, вооружением, продовольствием и снаряжением. Выступить против всего этого клубка змей для Эрдогана почти со стопроцентной вероятностью будет означать смерть. Причём не политическую, а вполне реальную, в виде какого-нибудь прорвавшегося смертника с поясом шахида и фанатика убийцы с пистолетом. Но и уступить, значит похоронить себя как независимого политика. Сжечь свою репутацию как мотылёк в огне и стать безвольной куклой в руках вчерашних «партнёров».

Что выберет Эрдоган?

Как говорит известный слоган ОРТ — это очень скоро покажет время.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх