Эффективное управление массами в действии — видео.

Некоторые так спешили поймать покемона, что бросали свои автомобили с заведённым двигателем.

Пользователь «Твиттера» Иззи Нобр выложил в Сеть видео, как толпы игроков Pokemon GO устремляются в Центральный парк Нью-Йорка, чтобы поймать редкого покемона — Вапореона.

Информация к размышлению:

Две команды держатся за канат с двух сторон. Каждая тянет в свою сторону. Если какая-то команда расслабится, то канат тут же перетянется в сторону другой. Поэтому напрягаются обе. Несколько десятков человек тратят свою энергию, чтобы канат оставался неподвижным. То есть, для достижения того же результата, который реализовался сам собой, если бы этот канат просто лежал на земле.

Ну да ладно, это же — игра. Цель игры — поразвлечься. И команды оплачивают своей энергией сам процесс развлечения, а вовсе не его результат.

Но посмотрим на игру посложнее. «Покемон Гоу» — это игра, позволяющая половить покемонов в реальном мире, разглядывая его через экран своего коммуникатора.

В отличие от виртуального мира, реальный мир населён людьми. В том числе, людьми, имеющими внеигровые коммерческие интересы. Отсюда вытекает оригинальная бизнес-модель: в компьютерной игре, оказывается, тоже можно содрать денег с экономических агентов реального мира в обмен на реализацию их коммерческих интересов. Это и раньше было — продакт плэйсмент, фарминг, всё такое. Но тут можно размахнуться пошире. Очень сильно пошире.

Ведь в одну игру нельзя вставить все существующие в мире бренды одновременно. Если герою надо отхлебнуть виски, то он не может одновременно выпить из тысячи бутылок. То есть, за этикетку в игре заплатит кто-то один.

А теперь, внимание, фокус. В «Покемон Гоу» можно оплатить место генерации покемонов. За небольшую сумму ближайшие полчаса покемоны будут генерироваться вокруг вашего магазина или ресторана. Хочешь ещё полчаса? Заплати небольшую сумму ещё раз.

Мелкий бизнес поёт «Осанну». Кто-то уже попробовал и количество посетителей возросло. Сумма за генерацию небольшая — рост доходов её с головой покрывает. Ура! У нас будет бум экономики! Мелкий бизнес взлетит!

Но, понимаете, если мы с соседом играли в орлянку, и я сегодня выиграл, то из этого никак не вытекает, что таким образом можно всем миром обогатиться. Мой выигрыш вполне реален. Это — настоящие деньги. Однако мы с соседом ничего не произвели. Мы лишь перераспределили. Наша сумма не поменялась. И заиграй в орлянку весь мир, его сумма тоже не поменяется. Кто-то выиграет, кто-то проиграет, но сумма благ останется неизменной.

А если за каждую игру отстёгивать небольшой процент в пользу казино, то общемировая сумма тех, кто не владеет этим казино, ещё и уменьшится.

Ну вот смотрите, владелец пиццерии заплатил за генерацию покемонов рядом со входом в своё заведение. К нему пошли посетители.

Но ведь это только новые покемоны генерируются. А люди, ставшие его посетителями, уже и так существовали. Они пришли в его пиццерию не из небытия в виртуальной реальности, а из какой-то другой пиццерии. Ну или суширии. Или из гамбургерии.

Здесь их, да, стало больше, но там их стало меньше. И тамошний владелец тоже в какой-то момент догадается, что надо бы заплатить за генерацию покемонов. Чтобы и к нему тоже пошли. Суммарное количество посетителей при этом всё то же, что было раньше — ведь новых людей от всего этого не появилось, а старые есть гораздо больше не начали. И когда все местные владельцы начнут оплачивать генерацию покемонов, даже само распределение этих посетителей по пиццериям станет в среднем таким же, каким было изначально.

То есть, после небольшой флуктуации, в рамках которой владелец одной пиццерии имел чуть больше, а владельцы соседних — чуть меньше, всё вернётся ровно к тому же состоянию. За одним исключением: все владельцы теперь платят за генерацию покемонов. И перестать за неё платить они уже не могут — ведь в этом случае к ним начнут ходить меньше.

Всё ровно как с канатом: на земле он лежит совершенно неподвижно, но когда одна команда начинает его тянуть, то и другая команда тоже вынуждена его тянуть. Тот, кто расслабится, — проиграет.

Однако, как уже говорилось, перетягивание каната не служит никакой иной цели, кроме как развлекательной. Там затраты энергии оправданы участием в процессе развлечения.

А что же здесь? Посетителей в результате у всех столько же, но теперь надо ещё платить за покемонов. Понятно, что оплата покемонов войдёт в оплату блюд — это ж не из своих личных владельцы заведений будут отстёгивать.

В каждой заказанной пицце теперь есть частичка виртуального покемона.

И оплачивают её, в том числе, те, кто никаких покемонов не ловит и вообще в гробу их видал.

Собственно, вся реклама действует так: каждый рекламный плакат или видеоролик в конечном счёте оплачен конечными потребителями. Реклама портит вид города, она мешает смотреть фильмы и читать статьи, но конкретно вы её всё равно оплачиваете. Сами того не желая.

При этом реклама может что-то изменить только локально. У кого-то временно будет чуть больше посетителей, а у других меньше. Но потом они тоже приналягут на свой конец каната, и всё вернётся к исходному состоянию.

Иными словами, «технологический прорыв» тут ровно один: раньше каждой компьютерной игре за процесс перетягивания каната платило небольшое количество фирм. А теперь есть игра, которой за это же самое будут платить вообще все.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх