«Газовая война» в Европе: 40 лет противостояния

Когда идёт игра вдолгую, очень часто действия игроков становятся понятными не сразу. Лишь спустя некоторое время то или иное решение находит своё разумное объяснение. Уже второй год я читаю мнения российских «патриотов», ожидающих от своего правительства перекрытия газового крана для Украины, и их проклятия, звучащие каждый раз, когда этого не происходит.

Между тем чиновников понять можно, но именно потому что на Украине идёт игра вдолгую и газовые «проблемы» на её территории – это элементы большой политики, поэтому принимать такие решениянельзя…

Разрыв газового контракта 2009 года между «Нафтогазом» и «Газпромом» — давняя мечта Вашингтона и любого русофобского правительства на Украине. Именно поэтому, когда тот был заключен, агент ЦРУ и по совместительству на тот момент президент Украины Виктор Ющенко первым охарактеризовал его как «зраду». Это слово станет модным потом, после победы второго Майдана, а тогда это стало самой большой, эпической и долгоиграющей «зрадой» Украины.

Придя к власти вновь в 2014 году, украинские «патриоты» первым делом, не считая «войны» с РФ, озаботились газовыми вопросами. При этом вначале они пришли к простому и прямолинейному решению. 17 июня 2014 года одна из труб магистрального газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород» была взорвана. Но реакция Европы на это событие была настолько однозначной и грозной, что больше, несмотря на большую любовь к простым и понятным решениям и огромному количеству «обезьян с минами» на Украине, магистральные газопроводы никто не подрывал.

Контракт века

Примечательно, что как раз тогда впервые я и услышал из уст российских «патриотов», что надо бы перекрыть Украине газ. Их объяснения при этом также были понятны и просты: «Чтобы прекратить убийства русских на Донбассе и принудить Киев к миру». Кстати, именно этого же хотел и сам Киев, но мотивация у него была совсем другая – добиться газовой независимости и при этом показать Европе ненадежность России как партнера.

Как мы понимаем, слова в этом случае не так важны, как цели. А цель очень простая. США еще в 1970-е увидели колоссальную угрозу своим интересам в Евразии, когда советское и немецкое руководства договорились о прокладке первого магистрального газопровода между Западной Европой и СССР.

А потом трубы начали прокладываться одна за другой, укрепляя горизонтальные связи внутри континента и делая перспективу будущей его интеграции в одно экономическое целое всего лишь вопросом времени. Уже тогда не помогал ни железный занавес, ни резко набравшее обороты противостояние военно-политических блоков: пик холодной войны пришелся как раз на реализацию этого проекта.

Но вернемся на Украину, которая в этой игре является всего лишь деталью, хотя и очень важной. Итак, простое и понятное для любого «патриота» решение было без понимания воспринято не только в Москве, но и в Брюсселе, и сторонам пришлось начать «осадную войну» по всем правилам. И первым шагом к этому должен был стать разрыв газовых соглашений между двумя странами, но так, чтобы при этом Украина оставалась не инициатором, а жертвой.

Кто, когда и зачем организовал реверсные газовые схемы

Кстати, в копилку тем, кто до сих пор считает Януковича пророссийским президентом. Знаете, за что официально при нем сидела Юлия Тимошенко? Правильно, за заключение газового контракта с Россией. А знаете, когда начали реализовывать реверсные схемы поставок газа? Тоже правильно, во времена Януковича (и, кстати, премьера Азарова, который сейчас в Москве «борется» с Порошенко и проамериканским влиянием). Все началось в мае 2012 года с заключения пятилетнего рамочного договора между «Нафтогазом» и RWE Supply & Trading.

До Майдана было еще полтора года.

Согласно подписанному соглашению, которое очень быстро одобрил ЕС, немецкая компания могла поставлять на Украину до 10 млрд кубов газа. Именно под него, чтобы избежать споров с «Газпромом», были сделаны закольцовки в газопроводе на границе. Опираясь на эти решения и подготовку, Киев (читай: Вашингтон) до сих пор пытается воевать с Москвой на газовом фронте.

Кстати, уже в 2013 году поставки газа по этому контракту составили около 1 млрд кубов.

Но вернёмся к событиям, произошедшим после Майдана и взрыва магистрального газопровода. 25 октября 2014 года президент Украины Петр Порошенко в эфире первого национального канала заявил, что Украина не признает газового контракта. Правда, никаких последствий это и подобные заявления не имели, и лишь через год после подготовки, заключавшейся в уничтожении части своей промышленности, а значит, и уменьшении потребления газа, Киев перешел к следующему этапу противостояния.

25 ноября 2015 года «Нафтогаз» прекратил закупки газа у России. Практически одновременно в Стокгольмский суд были поданы иски, называющие контракт 2009 года «несправедливым».

Примечательно, что и это не придумано нынешней властью. Первым, кто планировал обратиться в Стокгольмский суд с просьбой разорвать газовый контракт с Россией, стал бывший премьер-министр Украины Юрий Ехануров. Было это в начале 2005 года в отношении знаменитого контракта «газ по пиисят». Не брезговал прибегать к этому способу и «уряд Азарова» под руководством «пророссийского» Януковича. Это еще 5 копеек в копилку, если кто-то еще верит в подобные сказки.

Собственно, с этого момента тактика «Газпрома» стала заключаться в том, чтобы заставить Украину получать от него газ (именно заставить), дабы разбить аргументы оппонентов в суде. Его логика понятна. Если Украина, обратившись в суд по поводу расторжения контракта, сама выполняет его, то вердикт по такому делу будет однозначным… Понятна теперь и логика Киева. И как мы понимаем, дело тут вовсе не в цене, которую выставляет Украине «Газпром».

Газовый баланс Украины на сезон 2016-17 гг.

Итак, давайте посмотрим на позиции сторон сегодня. На момент 6 сентября 2016 года Украина имела в ПГХ 12,866 млрд кубов газа и пополняла его со скоростью 50 млн кубов в сутки. Из них около 20 млн кубов – это излишек внутренней добычи. Еще 30 млн кубов – импорт по реверсу. Если посмотреть, как сокращается потребление газа Украиной, то легко заметить такую закономерность. В 2016 году с учетом стагнации экономики темпы падения потребления газа без учета отопления практически нулевые. В мае, когда частично простаивали химические предприятия, на 11%, а в июне-июле даже с учетом частичного простоя металлургов всего на 3%.

То есть мы видим, что никакого повышения энергоэффективности экономики нет и вся экономия — это либо спад производства, либо теплая зима, либо уход из-под власти Киева части территории страны. Значит, и газовый баланс для разных сценариев можно вычислить.

В сезоне 2015-16 гг. превышение потребления газа над добычей составило:

Октябрь — 1,029 млрд кубов;
Ноябрь — 1,893 млрд кубов;
Декабрь — 2,581 млрд кубов;
Январь — 2,163 млрд кубов;
Февраль — 2,288 млрд кубов;
Март — 1,897 млрд кубов;
Апрель — 0,057 млрд кубов.

Итого: 11,908 млрд кубов.

Если учесть, что сюда попали около 0,5 млрд кубов газа, закачанного в хранилища с 1 до 15 октября 2015 года и в апреле 2016 года, то Украина имела газовый дефицит на отопительный сезон 12,4 млрд кубов. И это при аномально теплой зиме, которая в очередной раз побила по этому показателю все рекорды. А если зима будет не аномально теплой, а просто теплой, как, например, в сезон 2014-15 гг., то дефицит газа может составить и 16-17 млрд кубов. А если холодная (как в сезон 2010-11 гг.), то и все 20 млрд кубов (за вычетом Донбасса и спада промышленности).

При этом надо помнить, что сегодня запасы угля на ТЭС Украины составляют всего около 1 млн тонн и вряд ли будут выше 1,5-2 млн тонн на начало отопительного сезона, что много ниже прошлогодних, а это добавочный газ в энергобалансе (или закупка добавочного угля).

Как раз накануне в Минэнерго посчитали, что нехватку угля на Украине в этом сезоне можно будет компенсировать тремя лишними миллиардами кубов газа. Почему вдруг уголь вместо газа? Тут вопрос уже в экономике. Дело в том, что за последние полгода стоимость энергетического угля на мировом рынке выросла в полтора раза, а газа — упала. Как мы помним, гордая Украина по политическим причинам, чтобы не спонсировать «терроризм» на Донбассе, интенсивно сейчас закупает не донецкий уголь за гривны, а южноафриканский уголь, добытый на донецких шахтах этой далекой южноафриканской страны, за доллары из порта Новороссийск.

Такова цена энергетической независимости от России.

Итак, для прохождения зимы надо минимум 12,4 млрд кубов (+ 3 млрд кубов) и максимум 20 млрд кубов (+ 3 млрд кубов). Также мы должны понимать, что в ПГХ не весь газ может быть отобран. Часть его – это балансовый газ. При нынешней скорости заполнения хранилищ на начало сезона Украина может иметь около 14 млрд кубов газа, из которых «активными» будут 9-10 млрд кубов. Каковы максимально возможные объемы поставок из Европы?

Венгрия — 16,7 млн кубов в сутки;
Словакия — 40 млн кубов в сутки;
Польша — 3 млн кубов в сутки;

Итого: 60 млн кубов в сутки, или 1,8 млрд кубов в месяц.

Как бы очень много, вполне достаточно для прохождения зимы при любом сценарии. Если бы не два «но». Первое «но» — это деньги. Закупка даже 10 млрд кубов — это, по ценам сезона, около 2 млрд долларов, которые могут вернуться, но гривной. А это колоссальное давление на курс украинской валюты. А если надо будет закупить 15 млрд кубов, то надо из скудных валютных ручейков Украины изъять аж 3 млрд долларов. Но и это не самая большая проблема.

Еще один важный момент. Мы все прекрасно понимаем, что реверсный газ — это фактически российский газ. Вернее, тот излишек, который европейские страны закупают у «Газпрома» (выполняя пункт контракта «бери или плати за счет «умных патриотов» Украины»). Зимой, если ударят холода, газа не будет хватать и самой Европе, как это уже неоднократно бывало. В этом случае украинские ПГХ работали буфером и отдавали свой газ на Запад, компенсируя его затем с «Востока», согласно заключенным контрактам.

А это как раз то, чего очень не хотят сегодня в Киеве.

С другой стороны, давая Киеву кредиты на закупку газа, страны ЕС наверняка требуют от Киева стабильности поставок зимой. Они это подчеркивают в каждом подобном случае. Проиграем ситуацию, когда на протяжении двух месяцев Украина не сможет пополнять запасы газа по реверсной схеме и даже вынуждена будет отдать из своих хранилищ 2-3 млрд кубов газа. В этом случае потребности на уровне 20-23 млрд кубов никуда не денутся, а из баланса исчезнут значительные объемы. Нероссийского газа может не хватить, что будет обозначать стратегический проигрыш всей партии.

Эпилог

Я очертил в рамках статьи лишь некоторые моменты большой стратегической газовой войны между США и Россией на территории Европы. У нее много нюансов и деталей. Но главная мысль, которую я хотел подчеркнуть в рамках статьи, это то, что «простые и понятные» решения в этой ситуации почти всегда проигрышные. Также читатель должен понимать, что война идет серьезная и Украина тут — лишь инструмент в руках главных противников. Результаты этой войны еще далеко не предопределены. Каждый выигрыш или проигрыш приближает или удаляет стороны от победы или поражения, и это надо всегда иметь в виду, когда хочется быстро и просто решить текущую проблему при помощи очевидных решений.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх