Генерал ФСБ об арестах в СКР: Это только начало

Аресты высокопоставленных чинов СКР явственно свидетельствуют о порочности нашей правоохранительной системы, а также неумении грамотно подбирать кадры и контролировать их действия. Такое мнение высказал «МК» член Совета по внешней и оборонной политике, генерал-майор ФСБ в запасе Александр МИХАЙЛОВ.

— Александр Георгиевич, не видите ли вы в том, что произошло, признаков некой межведомственной войны между СКР и ФСБ?

— Между ведомствами у нас никогда не было ни войны, ни мира. Здесь всегда придерживались политики сдерживаний и противовесов. Процессы, которые сейчас происходят, связаны с тем, что каждое ведомство выполняет свои функции.

— В данном случае, скорее, речь идет о функциях, которые одно из ведомств как раз не выполняло.

— Если вспомнить выступление президента России перед Федеральным собранием, то он очень четко обозначил, что коррупция у нас пронизала не только органы государственной власти, но и правоохранительные системы. В результате, правоохранители очень часто не столько работают на результат, сколько выполняют какие-то заказы. Как следствие, этими заказами они практически рушат и бизнес и наносят непоправимый ущерб правам личности и государству.

— Означает ли произошедшее то, что СКР по каким-то причинам стал объектом пристального внимания со стороны руководства страны?

— Причина тут, скорее, в том, что если раньше все-таки эта система была более закрытой, то сегодня уже многие настолько «отвязались», что даже не обращают внимания на последствия своих действий. Они считают, что они правы и плюют на общественное мнение, на закон. В последнее время все это даже стало приобретать характер эпатажа по отношению к людям, к праву, к закону, к судам, прокуратуре и так далее. Сегодня это стало уж очень выпуклым явлением, которое все видят. Мы пришли к ситуации, когда, по моему глубокому убеждению, неконтролируемая жизнь Следственного комитета уже наносит непоправимый ущерб и праву, и законности.

— В чем причина такой самоуверенности его представителей?

— На сегодняшний день прокуратура как надзирающий орган лишена даже возможности знакомиться с уголовными делами над которыми ей надлежит надзирать. Ну это же совершенно не правильно! Таким образом, отдельный следственный орган у нас превращается в такое полубандитское формирование, которое смело посылает всех. Прокурор говорит следователям: нет состава преступления, а те даже на него внимания не обращают. Им говорят о незаконном задержании конкретного человека, опять никакого внимания. Мне кажется, с этим надо завязывать. Ведь не случайно прокуратура создавалась как орган, который отвечает за соблюдение законности во всех сферах.

Вот эта безнадзорность и приводит к тому, что очень много возникает злоупотреблений. В данном случае, это коснулось фактически первых лиц Следственного комитета Москвы. А если это коснулось первых лиц, то можно себе представить, что творится у них внизу. Мы очень часто сталкиваемся с тем, что правоохранительные органы превратились в абсолютный антипод своим задачам. И это, конечно, вызывает очень серьезные опасения. С этого же начинаются все майданы! Если вспомнить первый киевский майдан, то одной из его причин была всеобщая несправедливость, произвол следственных органов, прокуратуры и спецслужб. Люди на это очень болезненно реагируют. Это приводит к серьезным очагам социального возбуждения.

— И становлению правового сознания у общества все это не способствует.

— Да, мы же видим, что очень часто заявленные громкие дела кончаются ничем. Давайте вспомним ситуацию с прокурорами и казино, вспомним дело Васильевой. С одной стороны следственные органы и правоохранительная система декларирует борьбу с преступностью, а с другой — все это оборачивается позором государства.

— Вы упомянули дела, посредством которых правоохранители и правоприменители, как считают многие, плюнули обществу в лицо…

— Сегодняшняя коррупция отличается принципиально от той, что была при советской власти. Вспомните все эти узбекские дела и что мы видим? Куда они девали деньги? Закапывали в землю, потому что не могли их реализовать. А сегодня только какой-то прыщ назначен на должность руководителя какого-то департамента, так завтра же приходит на работу в часах за сто тысяч баксов. Вот этим наша коррупция отличается еще и от коррупции во всем мире. Она слишком ярко выражена — вычурная, наглая, циничная и очень показная.

— Причем, такие у нас не только мелкие и средние «прыщи». Рыба-то гниет с головы.

— Сейчас среди законодателей обсуждается и уже даже сформулирована идея о том, чтобы выделить некоторых лиц государственного уровня и совершенные ими преступления, связанные с коррупционными проявлениями, пренебрежением правами человека, карать статьей «измена родине». Потому что, по сути, вот этот верхний пласт, он как раз своим беззаконием наносит ущерб не конкретной ситуации, они компрометируют орган государственной власти в особо циничной форме.

Вопрос заключается в том, что человек, который занимает пост губернатора, министра, руководителя высочайшего уровня, которому государством доверено выполнение каких-то очень важных социальных функций, в какой-то мере изменяет этим функциям. А значит, изменяет государству.

— И все-таки, ситуацию в СК можно назвать отражением того, что происходит с государством в целом? Или это все-таки отдельная история?

— Мне представляется, что все, что произошло сейчас со Следственным комитетом, это отражение ситуации, к которой мы пришли с его созданием. Нужно возвращаться к системе триединства правоохранительных органов — прокуратура, ФСБ и МВД. И больше никаких субъектов оперативно-розыскной деятельности не должно быть. Следствие, по моему глубочайшему убеждению, должно быть под самым жестким надзором прокуратуры и очень эффективно должны работать все контролирующие органы — службы собственной безопасности, комиссия по коррупции президента РФ. И то, с чем мы сейчас столкнулись в СК, это только начало. В данной ситуации мы имеем дело с очень маленькой вершиной айсберга, а внизу еще сложнее ситуация. Аресты высокопоставленных правоохранителей, что имели место в последнее время (здесь и дело Сугробова, и дело крышевателей казино) свидетельствуют о нездоровье всей этой системы в целом. Нужно обратить внимание на глубину проникновения коррупции — в данном случае задержан начальник собственной безопасности, то есть тот, о ком принято говорить, что это лицо как жена Цезаря — вне подозрений. А если вспомнить еще период Грызлова, когда он был министром внутренних дел, тогда был арестован начальник отдела безопасности МЧС Ганеев. Получается, что мы так и не сделали с тех пор никаких выводов. И по-прежнему не умеем заниматься грамотным подбором кадров и не умеем осуществлять контроль за их действиями.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх