Изумительный мистер Джонсон: что ждать России от главы британского МИД

Много ли вы знаете ныне живущих политиков, чьи речи можно читать не в силу жесткой необходимости, а просто так, ради удовольствия? Я — только одного. Зовут этого удивительного слугу народа Борис Джонсон. И его только что назначили на пост британского министра иностранных дел.

Современный западный мир с его строжайшими нормами политической корректности привел к появлению на божий свет совершенно особого типа государственного деятеля — с синтетической улыбкой, с предсказуемыми синтетическими « правильными» взглядами, с предсказуемыми гладкими и причесанными шутками и заявлениями. На фоне этой унылой толпы не то людей специально выведенной породы, не то биороботов со вставленным чипом Борис Джонсон выделяется словно яркая клякса на черно-белом холсте.

Борис Джонсон на 100% настоящий. И это невозможно не заметить, послушав его по ТВ хотя бы в течении пяти минут. Фирменная прическа, стиль которой можно описать как «полное отсутствие прически» — всклоченные, торчащие во все стороны волосы. Искрометный, бьющий через край и совсем не скованный рамками политической корректности юмор. Всего того несколько недель тому назад будущий шеф британского МИДа выиграл тысячу фунтов, одержав убедительную победу в конкурсе на самое оскорбительное стихотворение про президента Турции Эрдогана. Содержание этих виршей носит столь непристойный и даже натуралистический характер, что я даже не решаюсь его воспроизвести.

Колоритная личная жизнь. Обычно пойманные на адюльтере британские политики либо публично каются, либо под давлением « советников по имиджу» делают публичный же выбор между женой и любовницей. А вот Борису Джонсону хоть бы что. В 2004 году его, правда, уволили из теневого правительства находившийся тогда в оппозиции Консервативной партии за то, что он публично лгал о своей любовной интрижке с коллегой-журналисткой. Но это не помешало Джонсону продолжить вовсю крутить романы и два раза избраться при этом на должность мэра Лондона.

Однако любят Джонсона — именно любят, я настаиваю на этом глаголе — конечно, не за его эксцентричность и не за его специфическую манеру поведения в личной жизни. Любят Джонсона за его потрясающий, фантастический талант мастера слова — и письменного, и устного. Книга Бориса Джонсона «Фактор Черчилля» — это нечто. Жизнь великого британского премьер-министра насколько и переизучена, что у Джонсона, естественно, не было шансов накопать про него никаких новых фактов. Но он сумел так сопоставить, выстроить и изложить «старые» факты, что от книги просто невозможно оторваться: Черчилль в ней как живой.

Борис Джонсон — это воистину человек с золотым языком. И использовал он свой «золотой язык» не только для того, чтобы с c блеском описывать великие исторические фигуры прошлого. Если попытаться найти человека, на котором лежит самая большая доля ответственности за выход Великобритании из Европейского Союза, то это, конечно, Джонсон. В конце 80-х выпускник Оксфордского университета Борис Джонсон устроился работать корреспондентом влиятельной британской газеты «Дейли Телеграф» в Брюсселе. Его корреспонденции из этой столицы европейской бюрократии вызывали восхищение тогдашнего премьера Маргарет Тэтчер и жуткое возмущение проевропейской части британской элиты.

Бичевавшие «срамные места» Европы статьи Джонсона были настолько убедительными, что влияние евроскептиков Консервативной партии росло словно на дрожжах. В преддверии референдума 2016 года о выходе Великобритании из Европейского Союза красноречие Бориса Джонсона тоже сыграло ведущую роль. Если бы не вероломный «удар ножом в спину» со стороны считавшегося близким другом Джонсона министра юстиции Майкла Гоува (об этой истории я написал несколько дней тому назад), то у экс-мэра Лондона были бы очень хорошие шансы занять пост премьер-министра.

Российских читателей, разумеется, не может не интриговать экзотическое для Британии имя Джонсона — Борис. Но русской крови, насколько я понимаю, в нем нет. Родители Джонсона — известная художница и будущий член Европейского парламента — назвали его в честь знакомого эмигранта из России. Зато новый шеф британского МИДа является праправнуком министра внутренних дел Турции Али Кемаля. В 1922 году этого политика растерзала разъяренная толпа в Анкаре.

Чего от Бориса Джонсона стоит ждать стране, в которой Борисов больше всего на свете — России? Как уже ясно из всего вышесказанного, Джонсон — политик, способный на самостоятельные и нестандартные суждения. Помимо всего прочего, в прошлом он весьма критически высказывался о курсе Европейского Союза по отношению к Украине. Но я бы не стал ожидать от Бориса Джонсона особых чудес и прорывов.

Агрессивное и резко отрицательное отношение к современной России — это на данный момент консолидированная позиция практически всей британской политической элиты. Даже если бы новый министр иностранных дел захотел переломить эту тенденцию (что далеко не факт: про Россию он тоже высказывался весьма нелицеприятно), у него бы это вряд ли получилось. Борис прекрасен. Но он, к сожалению, не наш Борис.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх