Курдский гамбит: Россия перемалывает планы США по Сирии

Очередной 12-часовой дипломатический марафон в Женеве с участием госсекретаря США Джона Керри и министра иностранных дел России Сергея Лаврова лишь часа не дотянул до рекорда продолжительности, поставленного на переговорах в Москве. Однако фактические результаты на сей раз более ощутимы.

Даже несмотря на отсутствие финального заявления было сказано достаточно, чтобы увидеть реальный прогресс в отношениях Москвы с Вашингтоном и первое заметное сближение позиций всех ключевых игроков по Сирии. Женевские переговоры вполне могут претендовать на роль переломных в ходе многолетних дипломатических усилий стран-участниц по установлению мира в Сирии и реальном политическом урегулировании конфликта.

Комментарии, которые были даны после переговоров, весьма обнадёживают, ибо свидетельствуют о том, что ведущие силы, участвующие в событиях в регионе, начинают приходить к консенсусу, в то время как прежде были только неразрешимые противоречия. К примеру, Сергей Лавров прямо заявил, что «Москве и Вашингтону удаётся находить все больше и больше точек соприкосновения по Сирии».

Курдистану в Сирии не быть

Одним из достижений этих переговоров было признание американской стороной «Джебхат ан-Нусры» террористической организацией и даже первое предоставление Вашингтоном списка группировок, которые относятся к так называемой умеренной оппозиции.

Следует напомнить, что уже почти три месяца Штаты никак не могут «размежевать» террористов от «умеренной оппозиции» и предоставить миру ясный отчёт, кого они относят к первым, а кого – ко вторым. Более того, по их же утверждениям, в каких-то случаях «ан-Нусра» пользуется помощью повстанцев, в каких-то оппозиционеры прикрываются «ан-Нусрой».

Но в итоге Вашингтон под давлением Москвы вынужден был признать «ан-Нусру» террористами и начать совместное согласование по каждой из группировок: не зря Лавров с удовлетворением отметил, что понимание этой задачи с американскими партнерами стало более чётким.

Однако главным итогом стало достижение сторонами консенсуса по вопросу курдов в Сирии. Россия и США подтвердили на переговорах то единодушие, к которому пришли ведущие силы в регионе по ряду важных вопросов:

1. Поддержка территориальной целостности Сирии;

2. Принятие Асада как лидера Сирии – пусть и с оговорками «на время переходного периода»;

3. Отказ от идеи единого независимого Курдистана;

4. Поддержка операции «Щит Евфрата», проведённой недавно Турцией в Джераблусе.

Эту операцию Лавров после переговоров прокомментировал следующим образом:

Я убежден, что курды должны оставаться частью сирийского государства, частью решения проблемы, а не фактором, который будет использоваться для того, чтобы Сирию расколоть, потому что это повлечет за собой цепную реакцию по всему региону, никто в этом не заинтересован.

Такой же подход к американским союзникам курдам, что ещё более важно, подтвердил и Керри:

Мы за единую Сирию, мы не поддерживаем независимых курдов, независимую курдскую инициативу.

Курды vs. Дамаск — Турция — США — Россия

История с курдами в Сирии развивалась по очень интересной траектории. С конца 2012 года они выступали на стороне войск Асада и помогали бороться с террористами. Более того, происходили и регулярные столкновения курдов с Сирийской Свободной армией (ССА) – главной боевой силой так называемой умеренной оппозиции.

Сложился негласный компромисс курдов с официальной властью: Асад им обещал после войны определенную автономию, а они не настаивали на отделении. По мнению экспертов, в обмен на лояльность со стороны курдов Башар Асад был бы готов согласиться на любую степень автономии для них. Оппозиция же, связанная обязательствами перед Анкарой, не могла позволить себе такой щедрости. Такие партнёрские отношения курдов с Дамаском длились на протяжении почти всего сирийского конфликта, пока в них не вмешались Соединённые Штаты.

По мнению Вашингтона, было бы расточительством оставлять довольно хорошо скоординированные вооружённые группы курдов воевать за Асада и против террористов. К тому же Анкара, которая в лице Эрдогана проявляла очевидную и неуместную с точки зрения США склонность к свободомыслию и самостоятельности, таким образом получала «подарок» от своего главного союзника по НАТО: по мнению Америки курды, если их обуздать и направить, могли стать хорошим орудием давления на ставшую чересчур несговорчивой Турцию.

Так началась история поддержки курдов Вашингтоном: снабжения их оружием, информацией, обучением и предоставлением военных инструкторов. Параллельно происходила их политическая переориентация и превращение в орудие, направленное против Асада и Турции.

Именно США сыграли решающую роль в радикализации движения курдов и изменения их целей от стремления к некой автономии к борьбе за полноценную независимость, а главное – курды изменили своей негласной договорённости с Асадом и начали работать непосредственно на территориальный раскол Сирии.

Так, 17 марта 2016 года курдская партия «Демократический союз» приняла решение о создании федеративного региона на севере Сирии, которое Дамаск назвал незаконным.

Неделю назад дошло до того, что курды успешно действовали как в провинции Хасеке против Асада, так и на подступах к городу Джаралабус близ турецкой границы. Захват последнего означал бы фактическое объединение нескольких курдских кантонов в единую территорию с единым управлением и армией. Практически, это и было бы началом создания независимого Курдистана, если бы всех не ошарашили операцией «Щит Евфрата».

Курдов давно намеревалась остановить Турция, по которой курды регулярно наносили удары с сирийской территории, однако сначала не позволяли Соединённые Штаты, а после появления ВКС России и удара в спину — откровенно против участия турков была Москва. И только спустя год и извинений Анкары для турков сложились удобные обстоятельства, когда благословение на операцию было явно получено от всех игроков. В том числе и от Ирана, чей замминистра иностранных дел побывал в Анкаре как раз перед началом операции: среди персов живут свои курды, которые могли слишком воодушевится успехом сирийских соплеменников и создать проблемы Тегерану.

Дамаск также был вынужден смириться с вторжением турков, хотя и с куда меньшим энтузиазмом. Для Асада замена курдов на ССА не слишком выгодная сделка, однако это останавливало ширящееся движение курдов, а «умеренная оппозиция», по крайней мере, не провозглашает лозунгов отделения от Сирии, но лишь оппонирует находящемуся у власти Асаду.

Очевидно, что такое решение Анкары против курдов соответствовало и российским интересам по ряду причин. Во-первых, было неплохо проучить курдские отряды, которые слишком тесно связались с Америкой и стали их орудием в регионе, предав изначальные договорённости, которые были и с Асадом, и, наверняка, с Москвой (пусть и негласные), о совместной борьбе с ИГИЛ. Во всяком случае, за последний год в России побывало несколько делегаций курдов, которых, по-видимому, Москва пыталась увещевать и убедить вернуться к первоначальному курсу борьбы с терроризмом.

Но курды выбрали Вашингтон, сделав традиционную для всех американских союзников ошибку: они думали, что Америка их не продаст, а она взяла и продала в критический момент, когда, казалось бы, курдская государственность в Сирии была в кармане.

И для того чтобы сделать такой вот «жест доброй воли» в адрес Турции и лично Эрдогана, отношения с которым были катастрофически испорчены после неудачного переворота, США согласились на проведение операции «Щит Евфрата» против курдов.

Но главное — такая позиция Госдепа похожа на желание начать сближение с коалицией, которую выстроила Россия: это Иран, Ирак, Турция, сама Сирия и сама Россия. Совместными усилиями они настолько развернули театр военных действий в регионе, что замаячила перспектива коренного перелома ситуации, когда нужно будет уже не воевать, а делить сферы влияния. Понятно, что первым шагом может быть переход от острой фазы войны к региональным очагам и затяжной «партизанщине», но при этом уже наметились бы условные победители, которые могли бы поделить Сирию на сферы влияния или зоны ответственности.

Так или иначе, но США, видимо, решили, что свою игру они навязать не смогли, и потому пришло время присоединиться к игре, которую ведёт новая коалиция. Для этого и сдали курдов в качестве «вступительного взноса».

Такую версию подтверждают и сообщения о готовности начала нанесения скоординированных ударов США и ВКС России по боевикам в Алеппо примерно с середины сентября.

Турция при этом тоже выигрывает: во-первых, она обретает позитивную роль в сирийском конфликте вместе с зоной ответственности, где с благословения союзников может относительно свободно действовать. Во-вторых, смирив гордыню и поменяв ориентиры внешней политики, Анкара получает место среди тех, кто будет обсуждать и участвовать в определении будущего Сирии, что для турков, почти выкинутых из игры российской авиацией, сродни геополитическому возрождению.

Позиция по курдам — точка сборки Сирии

Таким образом, в единой позиции всех сил по сирийским курдам возникает новая «точка сборки» вокруг Сирии, и операция «Щит Евфрата» стала первым её проявлением, закреплённым на переговорах Лаврова с Керри, которые перевели военную операцию в плоскость политическую и дипломатическую.

Представители двух великих стран вели содержательный диалог, в котором возникло сразу несколько точек совпадения взглядов в том, где раньше были только разногласия. Помимо того что американцы официально признали «ан-Нусру» террористической организацией, которую необходимо уничтожить, на официальном уровне США и Россия ещё раз подтвердили статус Башара Асада как лидера Сирии, как минимум, на время «переходного периода». Это особенно важно потому, что раньше ни Турция, ни США вообще не желали признавать Асада.

К тому же от Вашингтона удалось добиться чёткого подтверждения того, что территориальная целостность Сирии незыблема, и ради этого американцам пришлось предать своих союзников курдов, которые уже были так близки к провозглашению независимого Курдистана.

Особенно ценно, что незадолго до переговоров от Керри прозвучал совершенно определённый запрет курдам переходить на западный берег Евфрата. То есть предавать союзников пришлось громко, вслух и в предельно конкретных и некорректных формулировках. Немаловажно, что официально была подтверждена приверженность курсу на территориальную целостность Сирии.

Фактически переговоры Лаврова и Керри стали первым признаком того, что происходят качественные изменения в сирийском конфликте, который ещё вчера казался абсолютно тупиковым. Вовлечённые в него стороны теперь уже не тянут каждый в свою сторону, а предпочитают договариваться и обсуждать будущее, которое будет формировать совместно путём переговоров и компромиссов, а не выяснением того, кто сильнее.

В сущности, это можно расценивать как победу России, потому что именно этого мы и добивались: политическое урегулирование конфликта и переход к мирному разрешению разногласий, но при этом на фоне неизменно твёрдой позиции о необходимости борьбы с терроризмом.

На территории маленькой Сирии долгое время разные участники мерялись силами, но в итоге Россия принудила всех (пусть, возможно, не окончательно) перейти к дипломатии. Фактически россияне выступили в роли миротворца и выступили успешно.

Безусловно, ещё рано говорить о снятии всех противоречий, но зато очевидно, что изменился подход: теперь противоречия обсуждаются и улаживаются на основе переговоров всех сторон, которые участвуют в разрешении конфликта. Раньше же была только война, и тот, кто надеялся стать победителем, и рассчитывал полностью продиктовать свою волю и Сирии, и всему региону.

Этим планам уже не суждено сбыться, и главной причиной тому – успешное вмешательство России, которая проводя взвешенную и последовательную политику приложения как дипломатических, так и военных усилий, добилась того, что все участники конфликта начали искать способа договориться и двигаться постепенно в сторону мирного урегулирования. Ещё год назад это казалось совершенно недостижимой мечтой.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх