Политологи объяснили окончательное примирение Путина с Эрдоганом после теракта

После 45-минутного разговора президента Путина с главой Турции Эрдоганом стало известно, что ВВП поручил начать снятие ограничений для российских туристов на поездки на турецкие курорты. Это произошло на следующий день после теракта в аэропорту Стамбула. О том, как могут дальше развиваться отношения Турции и России, мы спросили экспертов.

Александр Сотниченко, политолог:

— Я искренне надеюсь, что телефонный разговор между Эрдоганом и Путиным, состоявшийся после теракта, приведет к заявленной личной встрече и заключению неких письменных соглашений, или хотя бы устных договоренностей о восстановлении российско-турецких отношений в прежнем объеме.

И Россия в условиях санкций со стороны Евросоюза и США заинтересована в Турции, и Анкара заинтересована в Москве в условиях террористической войны, развязанной «Исламским государством» (запрещено в России — «МК») и фактического провала турецкой политики на Ближнем Востоке.

Полагаю, если и российский, и турецкий лидеры обратят внимание не только на восстановление прежних экономических связей, но и на развитие политического диалога, то всему региону от этого станет значительно лучше.

Керим Хас, политолог, эксперт Международного центра стратегических исследований Турции:

— Разговор Эрдогана и Путина по следам теракта был достаточно долгим: 40-45 минут подразумевают обсуждение довольно болезненных вопросов двусторонних отношений. Значит, новый диалог налаживается. И договоренность о личной встрече – позитивный сигнал, свидетельствующий об обоюдном желании восстанавливать связи.

Но есть и другой фактор – из-за теракта реализация надежд Турции на то, что вскоре будет восстановлен турпоток в страну, может быть отложена (Напомним, что Владимир Путин поручил правительству вступить в переговоры в том числе по этому поводу — однако сроки реализации новых договоренностей названы не были — «МК»). Кроме того, для возвращения двусторонних отношений до уровня семимесячной давности, странам придется найти много компромиссов — прежде всего, в региональных вопросах.

Владимир Сотников, старший научный сотрудник Института Востоковедения РАН:

— Турция, очевидно, сейчас начинает возвращение к старой, зарекомендовавшей себя политике «Ноль проблем с соседями». Но обольщаться на сей счет – в частности, относительно улучшения российско-турецких связей, – не стоит. Процесс это не быстрый, было многое сказано и сделано с обеих сторон – и на уровне политических заявлений, и неких санкций. Но у наших стран есть общая цель — борьба с терроризмом. И, всем – в том числе, и Эрдогану, – понятно, что Турция, будучи жертвой разгула терроризма, не имеет иного пути, кроме сотрудничества с Россией, с другими странами, в борьбе против терроризма. То есть даже не сам по себе нынешний теракт, но существующая террористическая угроза для страны, подталкивает Анкару к взаимодействию с Москвой.

— Связана ли была атака на аэропорт с заявлениями турецкого руководства относительно отношений с Россией и Израилем?

Наталья Ульченко, заведующая сектором Турции Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института Востоковедения РАН: «И да, и нет. Нельзя сказать, что эта связь прямая, но опосредованно она существует.

Речь идет, скорее, о попытке помешать перспективам восстановления туристического потока, помешать турецкому правительству решить экономические проблемы, возникшие не только из-за ухудшения отношений с Россией, но и из-за смены вектора в решении курдского вопроса.

Конечно, связь имеется, но целью ставится именно подрыв стабильности турецкого государства, которой Анкара пыталась достигнуть, вернув туристов в страну — неслучайно потепление в отношениях с Москвой началось перед пиком туристического сезона».

Алексей Образцов, ведущий научный сотрудник Центра азиатских и африканских исследований ВШЭ: «Разумеется, у событий, подобных теракту, редко бывает одна причина. Может быть один повод.

Конечно, усматривается некоторая связь между терактом и изменением позиции Турции в отношениях с Израилем (после шести лет раздора) и Россией, после семи месяцев обмена различными резкими заявлениями. Но это явно не причина, а лишь один из из поводов».

Владимир Сотников: «Не думаю, что эти события связаны, поскольку теракты — это, в основном, продолжение террористической войны, которую ведут отдельные курдские боевики на территории Турции – в ответ на бомбардировки их позиций, осуществляемые турецкими силами. И, конечно, речь идет о боевиках так называемого «Исламского государства» (запрещено в России — «МК»), потому что почерк в данном случае выдает именно террористов ИГ.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх