Последние новости Новороссии, Донбасса, ДНР и ЛНР сегодня 24 января 2017

Новороссия, Донбасс, ДНР и ЛНР 24 01 2017. Сообщение от ополченца и официальные утренние сводки от МО ДНР и НМ ЛНР

От ополченца: «Светлодарск-Дебальцево. Укры завязали бой на Кикиморе около двух ночи, затихли, а с самого утра ведут обстрел с позиций южнее Луганского Кикиморы и других позиции ВСН в районе с. Калиновка из БМП, АГСов, РПГ и стрелкового. Терпел бой в 01:30 и Докучаевск, там работало стрелковое, БМП, АГС. ЯБП слушал в то же время мощные прилеты снарядов артиллерии. Вечером пострадала Станица-Луганская, центр сообщал, что там звенели окна и вздрагивал дом, на Князе Игоре было видно зарево, периодически с перерывом. Лупил танк и 152 мм САУ».

От МО ДНР: «Украинские силовики с вечера выпустили 159 артиллерийских снарядов и мин по окраинам Донецка, Горловки, окрестностям Ясиноватой и югу Республики. Об этом ДАН сообщил сегодня источник в силовых ведомствах ДНР. «Накануне вечером украинская сторона начала обстрелы поселков Александровка на западе Донецка, Зайцево под Горловкой, Крутая Балка вблизи Ясиноватой, территории Донецкого аэропорта и села Саханка на юге ДНР, — сказал собеседник агентства. — По этим территориям было выпущено в общей сложности 159 артснарядов калибрами 122 и 152 мм и мин калибрами 82 и 120 мм. Обстрелы продолжались до 02:00». Наряду с тяжелыми орудиями и минометами при обстрелах территории Республики украинские военные использовали вооружение БМП, гранатометы и стрелковое оружие. Украинские силовики накануне вечером открыли огонь по поселку Зайцево на окраине Горловки, в результате прямых попаданий повреждены два частных дома. Об этом ДАН сообщил сегодня и.о. главы горадминистрации Иван Приходько. «Вечером был обстрел. Два дома по улице Полетаева, 159 и 167, повреждены, там прямые попадания»,- сказал собеседник агентства. «Пять сел Новоазовского района на юге Донецкой Народной Республики обесточены в результате ночного обстрела со стороны украинских силовиков. Об этом сегодня ДАН сообщил глава райадминистрации Анатолий Яновский. «Ночью был обстрел, сейчас пять сел – Коминтерново, Саханка, Сергеевка, Ленинское, Заиченко — остались без энергоснабжения», — сказал собеседник агентства. По его словам, ремонтная бригада уже выехала для устранения неполадок. Ранее сегодня сообщалось, что украинские силовики с вечера выпустили 159 артиллерийских снарядов и мин по окраинам Донецка, Горловки, окрестностям Ясиноватой и югу Республики. Напомним, что за предыдущие сутки украинские силовики увеличили число обстрелов территории Республики почти в три раза — до 1428.»

От НМ ЛНР: «За сутки украинские каратели 4 раза нарушили режим прекращения огня, применив минометы калибром 82 мм, зенитную установку (ЗУ-23-2), СПГ, ПТУР, РПГ-7, АГС и стрелковое оружие. Обстрелам подверглись позиции НМ ЛНР в районе н.п. Долгое, Пришиб и Калиновка. О жертвах и пострадавших не сообщается.»

Новости Донбасса, Новороссии, ДНР и ЛНР 24 01 2017. ВСУ обстреляли представителей СЦКК и прессы, документировавших утренний обстрел Долгого.

«ВСУ обстреляли представителей СЦКК и прессы, документировавших утренний обстрел Долгого. Киевские силовики второй раз за день обстреляли село Долгое Славяносербского района, под огонь попали представители Совместного центра по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК) и журналисты. Об этом ЛИЦ сообщили в пресс-службе Народной милиции ЛНР. Ранее сегодня ВСУ обстреляли село Долгое из ручного противотанкового гранатомета РПГ-7 и пулемета, были повреждены два дома. Жертв удалось избежать.

«Прошло всего шесть часов со времени, когда украинские силовики обстреляли частные домовладения в населённом пункте Долгое Славяносербского района ЛНР, и военные преступники ВСУ вновь нарушили режим прекращения огня», — говорится в сообщении.

«В 17.00 украинские каратели из 14-й отдельной бригады ВСУ открыли огонь из ПТУР (противотанковая управляемая ракета) и стрелкового оружия в направлении представителей СЦКК и группы журналистов, находившихся на улице Центральная в населенном пункте Долгое, прибывших с целью фотодокументирования последствий обстрелов. По счастливой случайности жертв удалось избежать», — уточнили в оборонном ведомстве Республики.

«Надеемся, что этот случай не останется не замеченным Специальной мониторинговой миссии (СММ) ОБСЕ, а заместитель главы международной миссии Александр Хуг во время посещения ЛНР в период с 24 по 25 января даст достойную оценку систематическим обстрелам со стороны ВСУ», — заявили в Народной милиции.»

 

Новости Новороссии, Донбасса сегодня ДНР и ЛНР 24 01 2017. Павел Кухмиров: «Донбасс – это замковый камень Русского Мира».

«Павел Кухмиров: «Донбасс – это замковый камень Русского Мира». Почему Донбасс является «замковым камнем для России», и почему к Украине – государству-маньяку – не применимы мирные пути разрешения конфликта? Об этом во второй части нашего интервью с Павлом Кухмировым

— Павел, чем, с вашей точки зрения, является Донбасс для Русского Мира в целом, и для России, в частности?

— Замковым камнем.

— Поясните.

— Представьте себе готический собор. У него высокие стрельчатые окна, кирпичиком выложены своды, так вот в середине камень, он небольшой. Если его выдернуть – этот свод сложится. Есть замковые камни, которые венчают более сложные конструкции, такие как купола. И если такой камень выдернуть, то результат будет ещё более печальным. Огромный купол огромного собора просто рухнет вовнутрь. Донбасс – это и есть такой вот замковый камень для Русского Мира, если этот камень будет выбит, Русский Мир начнёт складываться как карточный домик.

Единственное, на чём держится нынешняя государственная система большой России – это патриотизм. Поскольку в экономике дела плохи. Причём волна патриотизма, который её поддерживает, это ещё та волна, крымско-донбасская. Это патриотизм Русской Весны. Так вот, с исчезновением Донбасса, патриотизм окончательно сменится на депрессию, а может быть – и на что похуже. Я уже не говорю о том, что в случае худшего исхода, будет как минимум 1 миллион беженцев в течение недели. Это объём, с которым не справится ни одно государство в мире, ни одна экономика, ни одна силовая машина. Одновременно, «друзья» из-за океана начнут активировать «закладки», которые у них есть в нашем тылу. Например, сейчас в Восточной Сибири проводятся конференции памяти Степана Бандеры. Все об этом знают, но никто не реагирует. В регионе, откуда я родом (на Юге России) всё ещё более взрывоопасно. Да ещё до Майдана, за пару лет до него, по Ростову и Краснодару агентура СБУ пешком ходила. Там много «закладок», результатом активации некоторых из них стало то, что некое количество русских из России поехало воевать за бандеровцев. А представьте, что эти «закладки» полыхнут в один момент. И вся эта большая государственная машина, которую больше не подпирает патриотизм, вдруг превращается в маленькую кошку на раскаленной крыше. Испуганную, дезориентированную, бессмысленно мечущуюся между языками пламени. Пока её подпирает патриотизм народа, все эти «закладки» не более чем хлопушки, которые могут хлопнуть, не причинив никому никакого вреда. Но если такой подпорки нет – в критический момент силовая машина мало того, что становится беспомощной, она начинается разваливаться. Из неё выпадают отряды, которые превращаются в банды и вступают в противостояние с самой же этой машиной. Я изучал, что происходит в такой ситуации. Я изучал опыт Синьхайской революции в Китае, когда незыблемая империя Цинь за 4 месяца разлетелась, как костяшки домино. А ведь это было нечто, сопоставимое с современным Китаем. Пусть слабая, пусть измученная экономическим кризисом и политическим безумием, но это была сверхдержава, которая существовала столетиями, а традиции империи там существовали несколько тысячелетий. И она всё равно сложилась. Вот, что такое Донбасс для России – он, как минимум, замковый камень той самой патриотической подпорки. Если из России выдернуть Донбасс, мой прогноз – осуществление катастрофического сценария для России в течение полугода. Это мой личный прогноз, я никому его не навязываю и могу ошибаться. Но технологию таких процессов, находясь здесь, понимаешь очень хорошо.

— Какова роль Донбасса в мировых процессах? Повлияло ли происходящее здесь на те изменения, которые происходят сейчас в мире?

— Вот этот вопрос гораздо сложнее. Истинное влияние события такого масштаба, как произошло на Донбассе, становится понятным не сразу, и даже не через 5-10 лет. Иногда оценку таким событиям можно дать спустя столетия. По большому счёту, то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке, это последствия тех решений, которые приняли англичане 100 лет назад, когда уходили с Ближнего Востока и просто произвольно поделили его на государства. Ирак, Сирия, и другие государства оказались пёстрым национальным и религиозным одеялом. Единственный формат, который их мог как-то держать вместе – это жёсткая военная диктатура. Кстати, единственное государство, которое в том регионе сохранило устойчивость – это Иран. Иран – это моноцивилизация, у которой есть механизмы внутренней устойчивости и самовосстановления. Вот вам отличная иллюстрация к вашему первому вопросу – весь Ближний Восток пылает, Иран и Индия стоят.

— То есть оценивать события на Донбассе с точки зрения влияния их на мировые процессы пока рано?

— Я могу смоделировать то, как это повлияет на исторический процесс в целом. Давайте посмотрим, на фоне чего происходит война на Донбассе. С точки зрения метафизики, сейчас происходит крушение мирового проекта «Модерн», которому 500 лет, в рамках которого возник капитализм, в рамках которого возник современный гуманизм, в рамках которого возникла современная наука. На самом деле, рушится то, что создало весь современный мир, всю нынешнюю мировую человеческую цивилизацию. Я не говорю о глубинных пластах, я говорю о том, что Маркс называл «надстройкой». Так вот эта надстройка сейчас шатается, как мельница, на которую дует ураган, с неё летят доски, гвозди, потихоньку лопасти начинают отлетать, она разваливается. И развалится с фатальной неизбежностью. И сейчас речь идёт о следующем – а что будет после? Какой мировой проект будет после? Запад навязывает нам абсолютный гностический мрак – разделение человечества на этажи, с перспективой перехода к кастовому обществу, когда члены низшей касты даже не являются людьми с точки зрения членов высшей касты. Запад идёт к этому. Сейчас это пока не так очевидно, но определённые контуры уже просматриваются. А Россия в этот проект не укладывается никоим образом. Россия – православная моноцивилизация, которая сейчас начала пробуждаться. Пока она пробуждается, её ещё можно убить. Собственно говоря, на это сейчас брошено очень много сил. Это последний шанс для этих сил. Если они не сделают этого сейчас, они не сделают уже этого никогда. И они прекрасно это понимают.

— «Они» – это кто?

— Скажем так, те круги, которые заинтересованы в создании нового мирового западного проекта. Так вот, Россия способна создать свой, альтернативный проект. Если цивилизационное пробуждение пройдёт нормально. А она неизбежно его создаст и предложит миру. Это не будет обрушение человечества обратно в варварство – то, что сейчас пытается сделать нынешний Запад. Это будет сохранение гуманизма, сохранение светлого начала, сохранение человеческого братства. Сейчас начинает происходить столкновение между двумя возможными проектами – условно назовём их «тёмным» и «светлым». Так вот Донбасс играет в этом плане ключевую роль. Русское цивилизационное пробуждение, происходящее на Донбассе, несет в себе генетические коды всего возможного будущего развития. Мы просто не понимаем, представить себе не можем, у истока какого колоссального исторического сдвига мы стоим. Об этом времени и об этом месте, возможно, когда-то потом будут слагать легенды. В прямом смысле слова. Я сейчас совершенно не шучу. Так вот, некоторые контуры этого альтернативного проекта начинали проступать на Донбассе ещё в 2014 году. Опять же, сейчас всё подмерзло, но ничего никуда не делось. При любой благоприятной возможности, всё развернётся опять. Метафизически это уничтожить уже нельзя. Физически ещё можно. На что и будет делаться ставка – на физическое уничтожение всех носителей альтернативного проекта. Это относится не только к Донбассу, это относится ко всему Русскому Миру. Потому что тот «чёрный проект», что сейчас зреет на Западе, может победить только при одном условии — полном отсутствии альтернативы. И те, кто пытается его осуществить, это понимают. Потому и пытаются альтернативу уничтожать всеми способами на ранних этапах.

— Павел, с вашей точки зрения, каким должен быть идеальный исход событий для Донбасса?

— Идеальный исход – это флаг Спаса Нерукотворного на шпиле ратуши Львова. Но это всё будет возможно только в одном случае, и эта война может быть окончена только одним способом – военной победой. Победой при помощи оружия, танков и солдат. Мирной победы не будет.

— Почему?

— А как можно договориться с бешеной собакой? Украина – это государство-психопат, государство-маньяк. Представьте, как какой-нибудь хитрый купец, то есть человек с торгашеским сознанием, считающий, что все могут быть «договороспособными партнёрами», пытается договориться с психопатом — предлагает ему деньги, сулит проценты и прибыль. Вы думаете, психопат деньги не возьмёт? Конечно, возьмёт. Но только он пойдёт и купит на эти деньги нож, и купца выпотрошит. Потому что психопату деньги не интересны, психопат хочет его убить. В этом его главная идея и главная цель. Просто потому, что он – психопат. И деньги его интересуют только в крайне второстепенном качестве. Украина – это сущность, метафизически абсолютно сошедшая с ума. Причём, сами её жители это вряд ли осознают – они живут внутри этого безумия и всё, что находится за его пределами, видится им как в кривом зеркале. А ещё Украина — это антисистема, полностью слетевшая с любых тормозов. Её не получится остановить по-другому. Побеждать Украину военным путём придётся рано или поздно. Или падёт Карфаген, или падёт Рим. Третьего варианта не дано.»

 

Сводка новостей Новороссии, ЛНР и ДНР за 24 01 2017. Генпрокуратура ДНР: Остановка на Боссе в 2015 году была обстреляна с северо-запада из «Пиона»

«Генпрокуратура ДНР: Остановка на Боссе в 2015 году была обстреляна с северо-запада из «Пиона». Обстрел остановки общественного транспорта «Донецкгормаш» в микрорайоне Боссе Ленинского района Донецка, унесший год назад жизни 13 мирных жителей, велся с северо-запада из орудия калибром более 152 мм. К такому выводу пришла Генеральная прокуратура ДНР, которая спустя год после трагедии продолжает расследовать ее обстоятельства.

«Объективные данные свидетельствуют, что артиллерийский обстрел Ленинского района города Донецка 22 января 2015 года велся из артиллерийских систем с направления северо-запад. Снаряды, осколки которых были исследованы специалистами, с большой долей вероятности могли быть выпущены из артиллерийского орудия калибра 203 мм. Наиболее подходящим орудием такого калибра, производившимся на территории бывшего СССР, является дальнобойное самоходное орудие 2С7 «Пион»»

— говорится в материалах уголовного дела.

В Генпрокуратуре уточнили, что такие выводы сделаны по результатам исследования многочисленных осколков, которые были найдены на месте трагедии, и проведенных криминалистами вычислений.

«Наличие среди ранее осмотренных осколков таких, которые имеют две канавки под ведущий поясок, позволяет предположить, что в данном случае применялся артиллерийский снаряд калибром свыше 152 мм, наиболее вероятным из которых является калибр 203 мм»

— отмечается в документах надзорного ведомства.

Как отметил начальник следственного управления Генпрокуратуры Роман Белоус, в рамках расследования надзорное ведомство получило необходимые заключения профильных военных экспертов, в том числе саперов и артиллеристов. На использование крупнокалиберного артиллерийского снаряда при обстреле установки свидетельствует, в частности, и характерный разлет осколков.

«При взрыве артиллерийских мин следы разлета осколков обычно образуют осколочное поле, близкое по форме к круговому. Это происходит ввиду того, что минометная мина в конечной точке траектории приходит в соприкосновение с землей под углом, близким к 90 градусам, а артиллерийский снаряд (при стрельбе с закрытой огневой позиции) – под углом от 20 до 60 градусов»

— указал Белоус.

Он добавил, что на основании имеющихся данных криминалистами была составлена схема вероятных секторов, с которых год назад мог вестись артобстрел одного из спальных районов Донецка.

Согласно материалам Генпрокуратуры, на месте трагедии в Боссе были обнаружены улики, подтверждающие версию использования крупнокалиберного орудия: фрагменты верхней и цилиндрической частей корпуса артиллерийского снаряда, деформированные фрагменты корпуса артвзрывателя В-491, фрагменты донной части снаряда калибра более 152 мм, фрагменты горловины корпуса и элементы внутреннего устройства.

Обстрел транспортного узла в микрорайоне Боссе произошел 22 января 2015 года в утренний час пик – около половины девятого. Снаряды разорвались рядом с троллейбусом и трамваем, один попал в легковой автомобиль, были повреждены окружающие здания. Погибли восемь человек, 17 получили ранения.»

Последние новости из ДНР и ЛНР, Новороссии за 24 января 2017. Сообщение от ИА «Новороссия». Для выхода на уровень начала 90-х годов Украине понадобится 45 лет.

«Для выхода на уровень начала 90-х годов Украине понадобится 45 лет. Отмечается, что при росте ВВП на 3% в год, уровня 1990-го года украинская экономика достигнет лишь в 2033 году, немногим быстрее это случится при росте 4% — в 2029 году. И даже несмотря на прогнозируемый рост, Украина будет в числе отстающих стран, потому что темпы прироста ВВП страны гораздо ниже, чем в развитых странах, не говоря о развивающихся, где темпы экономического роста превышают 4%. Кроме того, при катастрофическом падении экономики в 2014-2015 гг., в Украине сложилась модель отстающего роста.

Отмечается, что даже если будет ориентация на сырьевую экономику, это не поможет стремительному росту, и даже 4% подъема не решат проблем. Чтобы добиться хоть каких-то результатов, Украине нужно показывать рост ВВП в 7-10% в год.

Вместе с этим, как отметил глава Комитета экономистов Украины Андрей Новак, в 2017 году наша страна будет жить по «абсолютно нереалистичному» бюджету.

В прошлом году доходы госбюджета составили порядка 616 млрд грн, тогда как в бюджете 2017 в расходную часть правительство заложило почти 800 млрд грн. Поэтому, реальный дефицит бюджета составит не 77 млрд грн, как запланировано, а более 180 млрд грн.

Напомню, что в 2003-м году при премьере Януковиче Украину называли «восточноевропейским тигром» с ростом ВВП 13% в год. Не устроил «президент-зэк», захотели «руки, що не крали». Ну, а теперь вообе — пожинаем кровавые плоды «революции гидности»…

Да, и тот уровень, который сейчас для нас недостижим, напомню, это была советская и коммунистическая Украина, следы которой и стараются стереть те, кто растащил, разворовал созданное ею.»

 

Заметка от журналистов. Стоит ли еще полвека отрабатывать майдан.

«Стоит ли еще полвека отрабатывать майдан.
Украинские экономисты рассчитали срок, необходимый Украине, чтобы вернуть экономику на стартовый уровень развития. По их мнению «дорога» в 90-е займет у страны 40-45 лет. К такому выводу пришли специалисты Института экономики и прогнозирования НАНУ.
Как подсчитали авторы исследования, при условии ежегодного роста валового внутреннего продукта (ВВП) Украины на 3%, уровня 1990-го года украинская экономика достигнет лишь в 2033 году. Немногим быстрее это случится при росте 4% — в 2029 году. «Украина будет в числе отстающих стран, потому что темпы прироста ВВП страны гораздо ниже, чем в развитых странах, не говоря о развивающихся, где темпы экономического роста превышают 4%», — отмечают эксперты.
При этом стоит отметить, что за годы после второго майдана ВВП Украины в долларовом эквиваленте уменьшился практически вдвое, до уровня чуть выше 80 млрд. долларов. Официальная статистика за 2016 год еще не опубликована, но эксперты оценивают достигнутый рост ВВП на уровне 1,5-1,6%, то есть – падение остановлено, но восстановление не начато. ООН предполагает, что в наступившем 2017-ом экономика Украины вырастет на 1,9% ВВП, Всемирный банк — на 2%. Киевский Кабмин, как самый оптимистичный, надеется, что рост составит 3%. Но местное экспертное сообщество в это не верит. Учитывая сомнительные перспективы продолжения сотрудничества с МВФ , заложенный в бюджет официальный и скрытый дефицит, и продолжающиеся проблемы с национальной валютой, вероятность выполнения макрофиннасовых показателей, запланированных правительством, не велика.
Кроме того, даже не эксперту очевидно – без установления мира и конструктивного сотрудничества с промышленностью Донбасса, говорить о росте валового продукта бесперспективно. Это подтверждают и специалисты Института экономики и прогнозирования НАНУ. По их мнению, если будет ориентация на сырьевую экономику, это не поможет стремительному росту, и даже 4% подъема не решат проблем. Чтобы добиться хоть каких-то результатов, Украине нужно показывать рост ВВП в 7-10% в год, что для страны в нынешнем состоянии не реально. Показатель, недосягаемый даже для развитых стран. Подобный рост в мире демонстрируют только развивающиеся страны, в первую очередь Китай, за счет роста реального производства и экспорта товаров. В идеале – с высокой степенью переработки.
В общем, так как ни особого миролюбия, ни инновационного прорыва в развитии производства на подмандатной Киеву территории не наблюдается, названные учеными сроки можно смело откладывать на значительно отдаленное будущее, если таковое вообще наступит. И дело тут даже не столько в экономических причинах, хотя их действительно предостаточно, а в комплексе значительно более сложных проблем, окончательно оформившемся после госпереворота 2014 года.
Изначально неоднородная ментально, политически и экономически, Украина по итогам двух майданов расколота окончательно. Галичина и западные регионы за двадцать пять лет независимости сформировали собственный безальтернативный дискурс – любой ценой на Запад. Этот курс политики-евроинтеграторы стремительно, и местами успешно, навязывают центральным регионам и той части востока страны, которая осталась под контролем Киева. В политической плоскости навязывание выражается в общеизвестной политике декоммунизации, на деле являющейся оголтелой деруссификацией и силовой вестернизацией Украины.
В экономической же сфере декоммунизация вылилась в ускоренный перевод страны на рельсы сырьевой экономики, с минимальной степенью переработки. В том числе, в сельском хозяйстве, которое, по прошествии трех лет, стало базовой отраслью Украины и не потому, что получило значительные инвестиции, стимулы или преференции для роста, а на фоне обвала других отраслей.
Что же касается плоскости личного восприятия, то здесь усилия на отрыв Украины от российского ментального поля выражены в посулах безвизового режима для стремительно вымирающего среднего класса, на фоне массового получения жителями западных регионов «карт поляка» и прочих документов, позволяющих евроинтегриироваться частным порядком. Как невесело шутят экономисты, такие как Александр Охрименко, после «реформ майдана» правительству Гройсмана нужно немедленно бросить все силы на увеличение экспорта рабочей силы. Другого будущего у Украины нет.
В отличие от Запада, индустриальный Юго-Восток, всегда сохранял больше производственных кооперационных связей с Россией и СНГ, а вместе с ними и связь с Русским миром как духовно-культурным пространством. Важным маркером восточных земель был и интернационализм советского толка, с его отрицанием любых националистических и неонацистских идей. Политическим фундаментом традиционных для этих регионов ценностей пока остаются только непокоренные республики Донбасса. С территорий, подконтрольных Киеву, с ликвидацией тяжелой промышленности тоже увеличивается поток «заробитчан», правда, в основном в Россию, где квалифицированные рабочие и инженеры сегодня вполне востребованы. Но есть и «вспышки последней надежды». В СМИ достаточно часто можно встретить обращения трудовых коллективов Харьковщины, Днепропетровска и других регионов Востока и Центра о необходимости восстановления экономических связей с Россией, для сохранения рабочих мест на Украине.
Собственно в различии реакций на общее обнищание страны на Востоке и на Западе и заключается мировоззренческий раскол. Ментальный и политический, но с жестким экономическим обоснованием. Часть страны готова уехать хоть сейчас, с «вокзалом» или без, а часть – намерена остаться. Первым советское промышленное наследие в тягость – с ним и в вожделенный «цивилизованный мир» не пускают, там своих производств вдоволь. А для второй индустрия, а значит и добрососедские отношения с основными партнерами – объективный залог выживания, что только подтверждают приведенные выше выкладки Института экономики и прогнозирования НАНУ.
С точки зрения мирового экономического опыта, теоретически лет за 40-50 восстановить страну до стартового уровня 1991 года можно. Но политико-экономический «Тяни-Толкай», которого кормит и культивирует нынешняя киевская власть, не позволит совершить подобный прорыв. Пока этот несчастный персонаж существует в украинской реальности, его разнонаправленные части будут совместно нищать, и ненавидеть друг друга. Выходом из замыкающегося круга политических противоречий, грозящего в любую минуту распространить гражданскую войну на весь организм Украины, а также из кризиса несоответствия экономических укладов и потенциалов удерживаемых вместе частей, может и, наверное, должен стать цивилизованный развод. С интеграционными билетами в противоположные стороны».

Статья от Андрея Союстова. Михаил Ремизов: Пора делать шаги в сторону признания ДНР и ЛНР.

«Михаил Ремизов: Пора делать шаги в сторону признания ДНР и ЛНР.
Начало 2017 года, ознаменовавшееся, среди прочего, приходом к власти в США Дональда Трампа, порождает во многих гражданах России надежды на позитивные изменения в международной политике. Спектр этих надежд очень широк, но едва ли не центральное место в нем занимает Донбасс. Россиянам хочется верить, что полыхающая уже больше двух лет на юго-востоке Украины гражданская война в 2017 году наконец-то закончится. Закончится так, как должна закончиться.
Опосредованно эти надежды укрепляет опубликованная 29 декабря 2016 года в The Wall Street Journal статья Виктора Пинчука. В ней влиятельный украинский олигарх не только внезапно призвал правительство Украины снять с повестки дня вопросы о Крыме и вступлении в НАТО, но и предложил как можно быстрее провести местные выборы в республиках Донбасса. Разумеется, Пинчук тут же удостоился гневной отповеди из Киева. Но сам факт появления в известнейшей американской газете статьи украинского миллиардера доказывает, что на Украине общественный запрос на возобновление дружбы с Россией и примирение на юго-востоке страны вполне присутствует.
Так какое же будущее может ждать Донбасс в наступившем году? За ответом на этот вопрос Федеральное агентство новостей обратилось к Михаилу Ремизову, известному российскому политологу, президенту Института национальной стратегии.
Схема «Крым в обмен на Донбасс» не работает
— Михаил Витальевич, определенная часть экспертного сообщества, не только нашего, но и иностранного, считает, что Дональд Трамп готовится к «большой сделке» с Россией. Высказывается предположение, что в рамках этой «сделки» Трамп может предложить, со своей стороны, «забыть» о проблематике Крыма в обмен на возвращение Донбасса под юрисдикцию Украины. Ваше мнение — возможна ли реализация такой схемы?
— Аналогичное предложение косвенно исходило и от предыдущей американской администрации, представители которой не раз напоминали, что судьба «секторальных» санкций зависит от позиции по Донбассу. Обещание «забыть» о Крыме звучало лишь между строк. Но даже если бы оно было выражено более явно, где гарантии, что сегодня «забыв» о Крыме, завтра Белый дом о нем не «вспомнит»? Вряд ли это можно рассматривать как часть «сделки» с кем бы то ни было. Это первый момент. Второй момент: а как возвращать Донбасс Украине? Есть Минские соглашения, которые, собственно, и являются условием возвращения Донбасса Украине. Если бы Украина действительно хотела вернуть себе территорию юго-востока на разумных условиях, ей достаточно было просто следовать условиям минских соглашений.
— Вы считаете, что Украина действительно могла пойти на принятие закона «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей»?
— Украине при желании ничего не стоило сначала дать эту автономию, а потом постепенно отыграть все обратно. Минские соглашения давали Киеву абсолютно реалистичный сценарий реинтеграции Донбасса. На его первом этапе можно было пойти на какие-то уступки, а потом все эти уступки забрать. Ведь был же пример существовавшей в начале 90-х, а потом аннулированной Киевом Крымской автономии.
— Но ведь автономия Донбасса минским протоколом гарантировалась… Или нет?
— Автономия Донбасса, по сути, ничем не гарантировалась в рамках минских соглашений. Имелось упоминание о силах народной милиции — лишенных тяжелого вооружения. Вы же понимаете, что при наличии на территории Донбасса украинских силовиков с тяжелым вооружением и неизбежного в условиях реинтеграции бегства пророссийского актива реальная боеспособность вышеупомянутой народной милиции оказалась бы околонулевой. Однако Киев решил играть по другим правилам… В итоге сложилась тупиковая ситуация.
— Что вы имеете в виду?
— С одной стороны, в сложившихся на данный момент обстоятельствах подразумеваемый Мминским протоколом сценарий возвращения Донбасса на Украину не реализуем. С другой стороны, я не вижу готовности российской стороны реализовывать альтернативные варианты. То есть, грубо говоря, Донбасс «зависает» между Россией и Украиной. При этом самостоятельное существование непризнанных республик в длительной перспективе тоже кажется довольно проблематичным, потому что территории ДНР и ЛНР гораздо больше, чем, например, Абхазия или Приднестровье… Да и ситуация в этих республиках сильно отличается от реалий Донбасса. Словом, возвращение Украине юго-востока по Минску не состоялось, что является еще одним доказательством не реализуемости схемы «забудем о Крыме в обмен на Донбасс».
Почему Донбасс — не Абхазия
— Как вы оцениваете вероятность возвращения Донбасса Украине в результате победы ВСУ?
— Не думаю, что такое возможно. На мой взгляд, Москва дала ясно понять, что если с военной точки зрения ситуация в Донбассе станет критической, то Россия вмешается.
— Вы упомянули о том, что ситуация в Донбассе серьезно отличается от таковой в Абхазии и Приднестровье. Чем именно?
— После относительно кратковременных боевых действий в Абхазии и Приднестровье была сформирована модель урегулирования с участием конфликтующих сторон и России. Эта модель де-факто обеспечивала самопровозглашенным образованиям временный статус и подразумевала отложенное на международном уровне решение вопроса об их окончательном статусе. Она же, эта модель, обеспечивала России официальный статус посредника и военные механизмы гарантии данного статуса. То есть, это была действительно надлежащая форма международно-правовой заморозки конфликта, при которой ситуация могла оставаться устойчивой достаточно длительное время. В Донбассе этого нет. Нет не только элемента отложенного статуса, но даже полноценного взаимного признания конфликтующих сторон.
— Имеется в виду, что Киев не признает ДНР и ЛНР государственными образованиями?
— Я имею в виду признание не в качестве государственного образования, а просто в качестве стороны конфликта. При этом есть минский протокол, в соответствие с которым новый статус Донбасса должен был оформиться достаточно быстро, но этого не произошло. Поэтому какого-то надлежащего международно-правового временного статуса для новообразований не создано, в отличие от Абхазии и Приднестровья. Еще одно отличие — больший масштаб разрушений инфраструктуры в Донбассе и, как следствие, больший масштаб инвестиций, требуемых на ее восстановление. Речь идет не только о потерях материальной инфраструктуры, но также и о потерях инфраструктуры социальной — вымывании слоя квалифицированных работников в разных сферах, на которых, собственно, и держится общество.
— Разве Россия не пытается эти потери компенсировать?
— В нынешних обстоятельствах это невозможно компенсировать. Отсутствие у Донбасса даже временного статуса и существующее подвешенное состояние исключают какие-либо инвестиции в восстановление материальной инфраструктуры, одновременно затрудняя восстановление социальной ткани. Еще одно отличие Донбасса — это его площадь и численность населения, которые превосходят абхазские и приднестровские. Там это сотни тысяч, а здесь — миллионы людей. Что это значит? То, что в отсутствие полноценной хозяйственной деятельности поддержание жизнеспособности региона обходится гораздо дороже. В ситуации, когда нет и не может быть выстроено нормальной экономики — а нормальная экономика не выстраивается в подвешенном состоянии — в этих условиях бремя расходов является очень большим, и оно ложится на плечи России. Думаю, у многих в нашей стране не раз возникал в связи с этим вопрос: а не дешевле ли навести в Донбассе порядок и решиться на инвестиции — и защитить эти инвестиции! — чем смиряться с большими регулярными трудно контролируемыми и абсолютно непрозрачными расходами?
— Донбасс, по сути, сейчас — «серая зона».
— Да, «серая зона», куда неизбежно утекают российские деньги, просто потому, что сегодня некому больше нести ответственность за социальную сферу этого региона. Эта ответственность реализуется сейчас по минимальным стандартам. Но даже в таком варианте это большие непрозрачные и в итоге «коррупциеемкие» траты. При игре в долгую в таком режиме наши затраты на поддержание негодного статус-кво будут больше, чем затраты на восстановление…
Ситуация близка к дедлайну

— На этом отличия, серьезно отягчающие ситуацию в Донбассе, заканчиваются?

— Нет. После окончания боевых действий в Абхазии и Приднестровье возникли более тесные отношения в связке власть–население–вооруженные формирования, чем в Донбассе. Да, в Донбассе тоже есть много ветеранов боевых действий, вошедших в правящую элиту. Но одновременно с этим в Донбассе, даже после двух лет войны, в треугольнике власть–население–ополчение все еще продолжаются разброд, шатание и взаимные претензии. При этом все три стороны абсолютно отторгают позицию Киева и не хотят возвращения к довоенному status quo.

— Но теперь-то с отличиями все?

— Не совсем. Если Абхазия и Приднестровье, в общем-то, были психологически готовы к длительному существованию в качестве непризнанных государств, то население ДНР и ЛНР по-прежнему воспринимает как единственный приемлемый сценарий дальнейшего существования лишь их присоединение к России. Невыполнение этого сценария чревато, мягко говоря, трудно прогнозируемой динамикой общественных настроений… Следствием всех этих отличий является то, что сценарий заморозки конфликта в Донбассе не выглядит ни сильно реалистичным, ни сильно желательным, с точки зрения России.

— Насколько я помню, именно Россию считают инициатором этой самой заморозки?

— Да, но в начале 2017 года уже очевидно, что замороженный в Донбассе конфликт «в долгую» для России скорее невыгоден и создает больше проблем, чем решимость разрешить данный конфликт на тех или иных условиях. К скорейшему разрешению конфликта Россию подталкивает то, что ДНР и ЛНР в существующем виде не обладают достаточным запасом прочности.

— Действительно, у очень многих наблюдателей складывается ощущение, что ситуация с Донбассом в 2017 году подходит к какому-то дедлайну. Во время нашей предыдущей встречи, которая имела место в декабре 2016 года, вы сказали, что ожидаете со стороны Украины военной эскалации конфликта. Сейчас, после Нового года, вы продолжаете считать так же?

— Пожалуй, да. Просто потому, что такой «подарок» со стороны ВСУ к началу нового этапа российско-американских отношений может предопределить вектор их дальнейшего развития. То есть продолжить то конфронтационное направление, в котором заинтересована значительная часть как украинской, так и американской элиты. Ведь если конфликт в Донбассе вернется к своей «горячей» стадии, это, скорее всего, заставит задействованные в конфликте стороны реагировать так же, как они реагировали на предыдущие этапы военной эскалации. Что заметно ограничит свободу маневра у Трампа. Новому американскому президенту придется доказывать, что он — крутой американский парень, который не позволяет безобразничать и демонстрировать неуважение к партнерам.

Поскольку отношения России и Запада «заминированы» фактором Донбасса, можно ожидать того, что именно здесь и «рванет» в первую очередь. После чего российско-американские отношения, к удовлетворению Киева и определенной части американского истеблишмента, продолжат свое «пикирование».

— Можно ли было как-то обезвредить эту «мину»?

— Если бы при администрации Барака Обамы Россия уже признала самопровозглашенные республики и, к примеру, разместила бы там свои военные контингенты, то тогда бы мы сейчас уже достигли точки, ниже которой не скатимся. Позиции были бы окончательно обозначены, и любое следующее движение было бы движением в сторону какого-то выхода из тупика. Но сейчас, образно выражаясь, «нарыв еще не вскрыт». При этом понятно, что лучше было бы «вскрыть» его еще при старом «Вашингтонском обкоме», чтобы встречаться с Трампом, что называется, уже «с чистой совестью».

Минские соглашения — это блеф

— С учетом сказанного, допускаете ли вы вероятность отказа России от минских соглашений в наступившем году и, в каком-то формате, признания ДНР/ЛНР Москвой?

— Минские соглашения все больше выглядят блефом, просто дипломатической фигурой речи. Администрация Петра Порошенко, сразу после появления минского пакта, принялась демонстрировать нежелание соблюдать достигнутые договоренности. В минувшем году это стало фактически официальной позицией Киева. В подобной ситуации прежняя дипломатическая игра России, в рамках которой РФ на официальном уровне постоянно подтверждала свою приверженность минским соглашениям, стала терять смысл.

— Потому что при попустительстве Запада Киев из игры вышел, и Москва, в некотором роде, все это время играла сама с собой?

— По сути, да. Если в феврале 2015 года предполагалось, что проиграет тот, кто первый от условий Минска откажется, то к январю 2017-го этот отказ де-факто произошел. Прозвучало вполне достаточно официальных заявлений Порошенко, которые трудно трактовать иначе, чем как отказ от Минских соглашений. Сегодня делать вид, будто мы по-прежнему находимся где-то на «дорожной карте» выполнения этих соглашений, смысла уже нет. Киев ведет к тому, чтобы все признали: да, с Минском не получилось, давайте договариваться заново. Москва на это в любом случае должна будет как-то реагировать. В этой ситуации выработать дорожную карту признания республик было бы, как минимум, вполне адекватной переговорной позицией. Причем эта дорожная карта может быть рассроченной, то есть достаточно длительной. Ведь есть большое количество градаций между полным непризнанием, игнорированием, и официальным признанием государственного статуса.

— Что могло бы войти в такую дорожную карту?

— Например, обеспечение гражданского правового статуса населения Донбасса. Сегодня оно является среди граждан России и Украины наиболее бесправной категорией. Граждане ДНР и ЛНР находятся вне любого юридического поля. Им даже в России легализоваться намного сложнее, чем другим украинским гражданам, потому что Россия не признает бумаги ДНР и ЛНР, а украинские бумаги эти люди получить не могут. Это прямая правовая дискриминация жителей Донбасса, и эту проблему нужно решать как сугубо гуманитарную. В этом смысле предоставление российского гражданства жителям Донецка и Луганска будет безупречным, с международно-правовой точки зрения, гуманитарным жестом. Россия даже в рамках Минских договоренностей имеет на это полное право.

Проблема не только в Вашингтоне

— Давайте я уточню. Вы имеете в виду предоставление российского гражданства тем жителям Донбасса, кто, оказавшись на территории России, подаст соответствующую просьбу? Или же речь идет о массовой раздаче паспортов РФ всему населению Донбасса?

— Какую степень демонстративности придать этой кампании, это вопрос политический. Гражданство можно получать, не обязательно переселяясь, и история той же Абхазии — тому пример. Параллельно должно последовать признание Россией каких-то юридических актов властей ДНР и ЛНР как рабочих документов для нормального хозяйственного обмена. Это даст импульс налаживанию хозяйственной жизни в регионе… Возможен широкий спектр связей на уровне гражданского общества. Словом, у России существует большое количество промежуточных решений, которые могут быть приняты в рамках существующего status quo, но которые вполне четко обозначат вектор российского движения. Нам уже бессмысленно чего-то ждать. Раньше ждали, кто первый сорвет Минск, а сейчас чего мы ждем?

— Возможно, вселения Трампа в Белый дом? И того, что новый президент ослабит американскую поддержку режима Порошенко. Вот тогда-то…

— Понимаете, проблема же не только в Вашингтоне. Проблема — в конфигурации общественно-политических, информационных и иных сил на Украине. Да, там люди разочарованы результатами Евромайдана. Но националистическая часть Украины… Я не говорю о тех, кто марширует с одиозной символикой, я говорю просто о тех, кто привержен концепции Украины как национального государства, консолидированного на антироссийской платформе… Так вот, эта общественно-политическая коалиция имеет контрольный пакет в украинской политике. И будет иметь его в дальнейшем.

— Почему?

— Еще во время первого Майдана, когда эта часть Украины еще не была явным большинством, она всех заставила с собой считаться. Сегодня ей принадлежит прочное преобладание в украинской политике, информационном поле, культуре, спецслужбах, госаппарате. Этого достаточно, чтобы держать в узде деморализованных жителей Юго-Востока. Я имею в виду тех из них, кто не присоединился к новому консенсусу, а многие, к сожалению, присоединились. У нас нет механизмов, чтобы изменить эту ситуацию в Киеве, и в этом смысле даже какие-то изменения в Вашингтоне не приведут к инверсии ситуации.

Поэтому, если мы ждем какого-то пророссийского режима в Киеве, то напрасно. Если ждем какой-то новой революции, чтобы там возник вакуум легитимности, в котором можно будет решать свои задачи, — то для этого тоже нет оснований. Смена администрации США в этом плане ничего не изменит. С нами сейчас играют серьезные игроки, и кто бы ни сидел в Белом доме, новая революция на Украине — неприемлемый, негодный сценарий для Соединенных Штатов. Против новой революции играет и то, что украинский Майдан стал перманентным институтом.

Четыре миллиона под ударом

— Поясните, пожалуйста, свое высказывание о Майдане.

— Уличный протест стал не просто постоянным фоном, но частью сложившейся в Киеве системы власти. Майдан в виде групп людей, выходящих на площадь и чего-то требующих, стал постоянным элементом украинского политического ландшафта и местной анархо-олигархической власти. А если это постоянный институт, то это уже не взрывная сила, которая «переворачивает доску». Таким образом, я не вижу причин для дальнейшего откладывания решений социальных и гуманитарных вопросов по Донбассу. Важное обстоятельство состоит в том, что мы в любом случае эти вопросы сейчас решаем. Просто мы их решаем втемную.

— Что дорого и неэффективно.

— Именно так. Раньше у нас были причины действовать, избегая публичности. Но ситуация изменилась. Если уж мы несем ответственность за территорию Донбасса, в том числе, финансовую — а де-факто сегодня это так, — то пусть это будет организовано более прозрачно, более цивилизованно и более публично. Публично, повторюсь, с опорой на гуманитарную и социально-экономическую аргументацию. Можно бесконечно ждать, пока Москва, Вашингтон, Париж, Берлин, Киев договорятся — а видно, что они не договариваются — но когда заложниками этого становятся четыре миллиона человек, ситуацию следует признать абсолютно нетерпимой.

— Итак, ДНР и ЛНР пора признавать?

— Как минимум, пора начать делать шаги в эту сторону. Одним из них может стать дискуссия о параметрах и планах экономического восстановления Донбасса. Россия вполне могла бы инициировать такую дискуссию. Один из важных дефектов Минских соглашений — в том, что в них вопросы восстановления региона вообще вынесены за скобки. С стороны России все менее уместно делать вид, будто это «не наша проблема». Поэтому сейчас самое время вводить эти темы в информационное и политическое пространство.

Как быть с Украиной?

— Ваша точка зрения на проблематику Донбасса понятна, но как России следует вести себя в отношении Украины? Недавнее признание — Дорогомиловским судом Москвы — Евромайдана государственным переворотом и внезапное заявление бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова о возможном создании украинского правительства в изгнании подтолкнули некоторых аналитиков к далеко идущим выводам. В том числе — к предположению о готовности России инициировать силовую смену власти на Украине. Допускаете ли вы такой вариант? Или вам видится иная стратегия, которую Россия в 2017 году должна использовать применительно к Украине?

— Предполагать можно все, что угодно. Реально же мы должны исходить из того, что консолидация на антироссийской платформе — это на ближайшие годы безальтернативный сценарий для элиты в Киеве. С этим ничего нельзя сделать. Что можно и нужно, так это формировать альтернативную лояльность для части населения Украины. То есть раздавать российское гражданство тем, кто готов переехать. Задействовать такие инструменты, как «карта русского» по аналогии с «картой поляка». Это не акт гражданства — он не противоречит запрету на двойное гражданство. Но он дает существенную долю прав на соответствующей территории: возможность работать, учиться, спокойно пересекать границу и т. д. Главное, что, на мой взгляд, должно интересовать Россию в украинской политике, — это лояльность русской части населения Украины. Русской в широком смысле слова: по языку, культуре и исторической памяти. Гражданство и «карта русского» являются хорошим, наглядным выражением для формирования этой лояльности. Это точно не будет большинство населения Украины. Но это будет его существенная, довольно значительная часть.

— Как быть с мечтами многих наших граждан о возврате России контроля над всей территорией Украины?

— Думаю, что это вредная утопия. Враждебность Центральной и Западной Украины — это всерьез и надолго. Новороссия — другое дело. Но и здесь нам не стоит упираться в территориальный реваншизм. Гораздо важнее все-таки не собирание территории, а собирание народа. Целью нашей политики по отношению к Украине должна быть лояльность тех, кто, вопреки всему, сохраняет внутреннюю связь с Россией и русской культурой.

— Мы должны сражаться не за территорию, а за сердца людей?

— Да. И в рамках этой битвы за сердца нужно оказать честную и полноценную поддержку тем, кто выступил за Россию в Донецке и Луганске. Это важно, в том числе, с точки зрения доверия тех, кто живет в Мариуполе, Харькове, Херсоне, Одессе. Очень важно показать жителям Украины, что тем из них, кто действительно бросил все на карту, Россия, в конечном итоге, все-таки придет на помощь».

Статья от журналистов. Реституция: на дома в Западной Украине претендуют 100 тысяч поляков.

«Реституция: на дома в Западной Украине претендуют 100 тысяч поляков.
Для предъявления в суды готовы 600 пакетов документов. Удастся ли бывшим владельцам вернуть здания, принадлежавшие им до войны?
Польская организация «Реституция Кресов», созданная в апреле нынешнего года, занимается восстановлением прав поляков на имущество, которое по итогам Второй мировой оказалось на территории Украины. Создать ее решили после подписания нашей страной Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, которое предусматривает справедливое решение этих имущественных вопросов. В Польше около 100 тысяч человек утверждают, что могут доказать, что они являются наследниками или правопреемниками владельцев имущества на территории так называемых Восточных Кресов, охватывающих современную Западную Украину.
Поляки могут претендовать на любой из домов на центральной площади Рынок.

«Без Львова нет польского народа»

На сегодняшний день представители «Реституции Кресов» собрали 600 пакетов документов и намерены в ближайшее время передать их в суды Киева и Луцка. Якобы есть конкретные люди в Люблине, Перемышле, Хелме и Вроцлаве, которые претендуют на конкретные дома и квартиры во Львове, Ивано-Франковске, Черновцах и Тернополе. Получено более 1,2 тысячи заявлений от поляков, которые хотят получить компенсацию за свое имущество. Их сейчас проверяют и анализируют.
Недавно масла в огонь подлил и сенатор от правящей в Польше партии «Право и справедливость», известный историк Ян Жарин. В интервью польскому изданию Prawy он заявил, что Львов всегда был польским городом: «Без Львова, города, который всегда был верным Польше, нет польского народа. На сегодня это очевидно, хотя современные польские политики стараются не вспоминать об этом».
Во Львове есть множество домов, на фасаде которых из-под современной краски виднеются старинные надписи на польском языке: здесь продавали кофе и чай, здесь — конфеты, а здесь — мыло. В самом центре города на одной из площадей стоит памятник польскому поэту Адаму Мицкевичу, у подножия которого всегда свежие цветы. А толпы туристов из соседней Польши, расхаживая по старинным улочкам, пытаются всмотреться в окна квартир, которые когда-то принадлежали их предкам.
До начала Второй мировой войны Львов был городом, в котором больше всего было поляков (по данным переписи населения 1931 года — 63,5%), потом — евреев, и только на третьем месте — украинцы. Они имели право жить только на отдельных улицах, в основном работали прислугой у польских панов. Получается, что все дома, которые возведены до 1939 года, а это практически весь центр города, национализированы советской властью. Гитлер уничтожил евреев, Сталин выселил поляков, а из окружающих сел, Восточной Украины и России начали привозить людей, преимущественно — военных, представителей НКВД, чтобы те заселяли пустующие дома и русифицировали Львов.
Поэтому не получится ли так, что поляки начнут массово возвращать свои дома и церкви во Львове? Что же тогда будет с их нынешними владельцами и жителями, которые в течение десятилетий в них жили?
Эта «Вилла Марья» была чьим-то родовым поместьем.

Кто-кто в домике живет?
— Тогда была такая политика — жилье, которое было ничейным, пустым (прежние хозяева либо в концлагерях погибли, либо на войне, либо бежали), можно было занимать приезжим просто так — кому что понравилось, — говорит львовский политолог Валерий Майданюк. — Но уже в 1945 году, через несколько месяцев после взятия Львова советскими войсками, был издан указ, запрещающий самовольно захватывать жилье. То есть кто успел — тому повезло. А теперь все дома и квартиры национализировали, и их по распоряжению местных властей распределяли централизованно.
— То есть сегодня в центре практически во всех домах живут их потомки?
— Не обязательно. Могли быть и украинские крестьяне, которые приехали во Львов из ближних сел. Также предпочтение отдавалось украинцам, которых в свое время выселили с Польши — с Надсянья, Холмщины, Подляшья. Дело в том, что Сталин и советская власть хотели Львов сделать украинским, поскольку, во-первых, Украинская советская республика, во-вторых, опираться на евреев и поляков им было не с руки. С этими народами они не находили общего языка, а украинцы — это свои.
Есть свидетельства, что очень часто при этом на поляков давили, угрожали и заставляли выселяться, потому что кому-то понравилась та или иная квартира. До сих пор в архивах есть много уголовных
дел, справок, жалоб, заверенных органами власти, что, например, пани Агнесу Броницкую изгнал из ее квартиры офицер народной милиции, занявший впоследствии ее жилье. Эти люди жаловались советской власти на преступления той же советской власти. Они думали, что есть какой-то закон, что их защитят.
Речь идет не только о частных домах и квартирах. Когда после войны начали отстраивать Львовский университет имени Ивана Франко, то, по крайней мере, семь частных домов национализировали на нужды университета. Там сейчас отдельные корпуса вуза и факультеты. Даже ботанический сад университета — это тоже были чьи-то земли. Такая же участь постигла и добротные дома в селах. Из чьих-то особняков делали сельские советы, исполкомы, клубы.
Это все забрали у людей, но официально сегодня оно принадлежит государству. А есть и официальные учреждения, которые когда-то принадлежали государству Польша, вряд ли она будет требовать от Украины их возвращения, — считает политолог.
На некоторых старых домах в центре Львова до сих пор остались польские надписи.
Все зависит от уступок Украины ЕС
— А как же быть с церквями? Ведь большинство храмов в свое время тоже были римско-католическим или православными.
— Это мы уже прошли, и имеем довольно успешный пример церковной реституции. Да, были споры между конфессиями, но этот вопрос урегулировали. Дело в том, что церковь — лицо не юридическое, каждый храм возводится на средства прихожан, они-то и являются собственником. И возвращая храмы, их возвращают не кому-то, а местным жителям. Это демократично, это европейский метод, и Украина в свое время согласилась на церковную реституцию.
— Насколько реально, что жители Западной Украины теперь могут оказаться на улице?
Львовский политолог Валерий Майданюк давно изучает вопрос реституции.
— Все зависит от политической воли власти, на какие уступки европейским лоббистам они пойдут, — говорит Валерий Майданюк. — Потому что сам Европейский союз не требует реституции. Он вообще не вмешивается в вопросы частной собственности, их больше интересует экономика. Хотя наше правительство очень зависимо от ЕС — это и кредиты, и помощь. Европейским странам как таковым Украина ничего не должна. Но граждане этих стран могут подавать в суд и на основании различных международных соглашений, которые в свое время заключила и Украина, возвращать свою незаконно отобранную собственность. Другое дело, если эту собственность отобрали до революции, до 1917 года, в этом случае прав уже никто не установит.
Кстати, поляки приняли решение, что право на реституцию имеют все граждане, которые по состоянию на 1929 год были гражданами Польши. А в то время вся Западная Украина и Западная Беларусь входили в состав Польши, и эти люди были польскими гражданами. Получается, что и украинцы, жившие тогда во Львове, но потом вывезенные в Сибирь, к примеру, имеют право на возврат или компенсацию этой собственности. То есть и украинцы могут иметь выгоду от реституции. Но для этого надо будет обращаться в суд. И каким будет его решение — пока прогнозировать трудно.
— Не касается ли этот закон украинцев, которые до 1939 года жили в Польше, а затем их принудительно выселяли во время операции «Висла»? Ведь они там тоже оставили свои дома.
— Это зависит от самих украинцев. Польша сегодня принимает решение, чтобы действительно восстановить историческую справедливость, и они имеют право на возвращение. И, кстати, есть прецеденты, когда украинцы возвращают свои дома. Но вся северная Польша, к Балтийскому морю, это — немецкая Восточная Пруссия, немцев после 1945 года выселили всех в Германию. И если украинцы заявляют о своих правах, то и немцы могут заявить о своих. И тогда уже начнется полный хаос.
Реституция не угрожает Украине в государственном аспекте, так как ЕС не требует этого от государства Украина, но европейские граждане могут подавать в суд, и решения судов придется выполнять. Но все зависит, что будет объектом судебных споров.

КОМПЕТЕНТНО
«Если Польша будет давить, Германия сразу же отреагирует»
Тарас ЧОРНОВИЛ, эксперт-международник:
— Тема реституции — определенный реваншистский момент, который проснулся и стимулировался Польшей вследствие победы правых политических сил. Вопрос реституции решается двумя путями: международными договорами и внутренним законодательством страны. Но Украина не имеет с Польшей ни подобных договоров, ни соответствующего закона.
Однако даже если бы и были договоры и закон, то вопрос все равно решался бы через суд. Но… Есть один технический момент. Иск можно было бы удовлетворить, если бы конкретный украинец незаконно присвоил непосредственно от конкретного польского собственника в 1939 году имущество. Но тогда польская собственность перешла в руки советской власти, затем ее передали украинской власти, а та в свою очередь — в частную собственность. Все «польское» имущество уже приватизировано. Поэтому украинцы являются добросовестными приобретателями.
На сегодняшний день украинские суды не имеют оснований для приема таких исков. Разве что они могут принимать их только для того, что провести предварительный анализ исков и потом решить, что нет объекта иска — к кому этот иск направлен.
Уверен, вопрос реституции скоро стихнет. Поляки недолго будут играть в эти игры, так как понимают, что могут открыть ящик Пандоры. Ведь в ответ вопрос реституций могут поднять в Германии.
Польша в свое время получила западные земли, которые принадлежали Германии — гигантские территории от Балтийского моря до Карпат. Немцев в принудительном порядке депортировали и конфисковали их имущество. И, поверьте, немецкие возможности включить режим реституций относительно поляков на порядок выше, нежели польские по отношению к нашей стране. Если Польша будет давить на Украину — Германия сразу же отреагирует.

Виталий БАЛА, директор Агентства моделирования ситуаций:
— Если говорить о правовой плоскости, то шансы выиграть судебные дела — малы. Нет законодательного подспорья. Хотя допускаю, что единичные случаи могут быть удовлетворены.
В то же время если информационная кампания относительно польской реституции будет только нарастать, то этот вопрос кому-то выгодно использовать с политической целью — испортить отношения между Украиной и Польшей.
Наиболее оптимальный вариант развития ситуации — сохранить статус-кво. Ведь Украина тоже может поставить вопрос реституции. И Германия может вспомнить о имущественных претензиях.

А КАК У НИХ?
Чехия компенсировала половину стоимости…
— Как этот вопрос решили в других европейских странах? Ведь известно, что через реституцию прошли Прибалтика, Чехия, Словакия, Венгрия.
— Некоторые страны, в частности Чехия, возложили эту обязанность на государство. Они создали регулирующие органы, которые сами искали материалы, документы, обращались в суд. А есть другой опыт, когда государство в это не вмешивается, все решается на уровне граждан: кто выиграет суд, того и будет дом. Каждая страна как считала нужным, так и регулировала этот вопрос.
Например, Чехия объявила, что согласна с реституцией, но потомкам фашистов и нацистов возвращать имущество отказалась. Соответственно, половину обязательств они отвергли, возвращать решили только половину стоимости имущества. Венгрия отказалась отнимать у людей, университетов, больниц и школ дома, а предложила компенсировать деньгами, ценностями, акциями предприятий.
…а в Прибалтике возвращали дома
В Прибалтике действительно возвращали квартиры. Но там была совсем другая ситуация.
— У Эстонии и Литвы была довольно трагическая судьба — многих их граждан с приходом советской власти выселили в Сибирь, а на их место пришли русскоязычные, — говорит Валерий Майданюк. — Поэтому они приняли закон: дома возвращаются тем, кто предъявит на них права. Только было ограничение — семилетний срок. То есть нынешние владельцы могли там жить еще семь лет, но только на правах аренды, и за это время решить свой квартирный вопрос. Был еще такой момент: если объявившийся хозяин не мог ждать семь лет, то обязан был предоставить нынешним владельцам равноценное жилье.
Когда истекал срок, из квартир выселяли. Кое-кого — насильно. Кстати, также по закону о реституции пришлось в 90-х годах оставить свою шикарную квартиру в центре Риги актрисе Вие Артмане. До конца жизни она потом жила на даче».

Заметка от журналистов. Путин подарил Додону карту Молдавии, границы которой распространяются на Румынию и «Украину».

«Путин подарил Додону карту Молдавии, границы которой распространяются на Румынию и «Украину». Президент России Владимир Путин подарил президенту Молдавии Игорю Додону во время его первого визита в Москву карту Молдавского княжества (Молдавия, Молдова, Молдославия или Цара Молдовей) XVIII столетия. Об этом Додон сообщил во время пресс-конференции. Он назвал подарок президента России «интересным» и подчеркнул, что на карте Молдова имеет более широкие границы, чем в настоящее время. Проще говоря, исторические молдавские земли не включают территорию нынешней Приднестровской Республики, зато включают весь северо-восток современной Румынии с населением в 4,2 млн чел. (уезды Бакэу, Ботошани, Васлуй, Вранча, Галац, Нямц, Яссы, восточные и южные районы уезда Сучава) и два куска недогосударства Свидомития (Черновицкая и часть Одесской областей). Не Румынии рот разевать на Молдавию, а молдаванам предъявлять исторически обоснованные территориальные претензии к Румынии. Ну и к Бандеростану. Забыв навсегда о Приднестровье.»

Заметки о Дональде Трампе (Егор Холмогоров, Анна Долгарева).

Егор Холмогоров: «Ну это объективно исторический день. Поразительно, что мы до него дожили. И еще более поразительно, что для всего мира этот глобальный переворот связан с «влиянием России». Даже если это не правда или не настолько правда, как нам хотелось бы, надо этому соответствовать.
Это просто надо прочесть и выучить. И сделать так, чтобы хотя бы треть сказанного Трампом стала фактом.
Инаугурационная речь Дональда Трампа.
Главный судья Робертс, президент Картер, президент Клинтон, президент Буш, президент Обама, дорогие американцы и люди во всем мире: спасибо.
Мы, граждане Америки, сейчас объединились в общенациональном усилии для восстановления нашей страны и выполнения обещаний всему нашему народу
Вместе мы будем прокладывать курс Америки и всего мира на многие годы.
Мы будем сталкиваться с испытаниями. Мы будем противостоять трудностям. Но мы сделаем эту работу.
Каждые четыре года мы собираемся на этих ступенях, чтобы законно и мирно передать власть, и мы благодарны президенту Обаме и первой леди Мишель Обаме за их гостеприимство и великодушие, и любезную помощь на протяжении всего переходного периода. Они были великолепны.
Сегодняшняя церемония, однако, имеет особое значение. Потому что сегодня мы не просто передаем власть от одной администрации к другой — мы забираем власть у Вашингтона, округ Колумбия, и возвращаем ее обратно вам, американскому народу.
Слишком долго небольшая группа людей в столице нашей страны получала плоды правления, за которые платили обычные люди.
Вашингтон процветал – но народу не перепадали плоды этого процветания.
Политики обогащались – но рабочие места сокращались, и заводы закрывались.
Истеблишмент защищал себя, но не граждан страны.
Их победы не были нашими победами, их триумфы не были нашими триумфами; пока они праздновали в нашей столице, было мало причин праздновать у бедствующих семей по всей стране.
Все эти изменения – которые начинаются прямо здесь и прямо сейчас, потому что этот момент – это ваше время, он принадлежит вам.
Он принадлежит всем, кто собрался здесь сегодня, и всем, кто смотрит [церемонию] по всей Америке.
Это наш день. Это ваш праздник.
И это – Соединенные Штаты Америки, ваша страна.
Что действительно важно – не то, какая партия управляет государством, а управляет ли народ нашим государством.
20 января 2017 года войдет в историю как день, когда люди вернули себе власть Забытые женщины и мужчины больше не будут забыты.
Теперь к вам будут прислушиваться.
Десятки миллионов людей прошли этот путь, чтобы стать частью исторического движения, подобного которому мир еще не видел.
Интересы этого движения сосредоточены вокруг важнейшего убеждения, что нация существует лишь для того, чтобы служить своему народу.
Американцы хотят хорошие школы для своих детей, безопасные районы для своих семей и хорошую работу для самих себя.
Все это – разумные и справедливые требования праведного общества.
Но большинство наших граждан живут в другом мире: матери и дети – заложники бедности в наших городах; заржавевшие заводы как надгробия разбросаны по просторам нашей страны; система образования переполнена деньгами, но наши молодые и великолепные студенты лишены знаний; и преступность, и криминальные группировки, и наркотики, укравшие слишком много жизней, украли у нашей страны ее нереализованный потенциал.
Это истребление американского народа прекращается здесь и сейчас.
Мы – одна нация. Их боль – наша боль. Их мечты – наши мечты. Их успех будет нашим успехом. У нас одно сердце, один дом, и одна блистательная судьба.
Присяга, которую я принял сегодня – присяга всем американцам.
На протяжении многих десятилетий мы обогащали иностранную промышленность за счет американской промышленности;
Субсидировал армии других стран, позволив истощиться нашим войскам. Мы защищали границы других народов, отказываясь защищать собственные.
Мы потратили триллионы долларов заграницей, в то время, как американская инфраструктура развалилась и пришла в негодность.
Мы сделали сильными и богатыми другие страны, в то время, как богатства, сила и уверенность нашей страны исчезла за горизонтом.
Один за другим, заводы закрывались, даже не задумываясь о миллионах и миллионах американских рабочих, оставленных за бортом.
Богатство, отобранное у нашего среднего класса, перераспределялось по всему миру.
Но теперь это в прошлом. Теперь мы будем смотреть только в будущее.
Мы собрались здесь сегодня, чтобы установить новый порядок, который будет услышан в каждом городе, в каждой столице иностранного государства, в каждом правительственном здании.
Начиная с сегодняшнего дня, мы будем руководствоваться новыми принципами.
С этого момента, Америка – прежде всего.
Каждое решение о торговле, налогах, вопросах иммиграции, иностранным делам будут приниматься только в интересах американских семей.
Мы должны защитить наши границы от разрушительного воздействия других стран, производящих нашу продукцию, обворовывая наши компании и разрушая наш трудовой капитал.
Защита [наших интересов] приведет к процветанию и силе.
Я буду сражаться за вас до последнего вздоха и никогда, никогда вас не подведу. Америка начнет побеждать вновь, побеждать, как никогда раньше.
Мы вернем наши работы. Мы вернем наши границы. Мы вернем наши богатства. И мы вернем наши мечты.
Мы будем строить новые дороги, и магистрали, и мосты, и аэропорты, и туннели, и железные дороги по всей нашей прекрасной стране.
Мы вернем людей от содержания на социальных выплатах обратна на работы по восстановлению нашей страны американскими руками и с помощью американской рабочей силы.
Мы будем следовать двум простым: покупай американское и нанимай американцев.
Мы установим дружеские и доброжелательные отношения с мировыми странами, но мы сделаем это с пониманием того, что в первую очередь каждый народ вправе заботиться о своих интересах.
Мы не будем стремиться никому навязывать свой жизненный уклад, скорее позволим ему во всей блистательности стать примером для других.
Мы будем укреплять наши старые союзы и формировать новые. Мы объединим силы цивилизованного мира, чтобы противостоять радикальному исламскому терроризму, который мы сотрем с лица земли.
Прочным фундаментом нашей политики будет полная верность Соединенным Штатам: через верность нашей стране мы заново откроем для себя нашу верность друг другу.
Когда вы открываете свое сердце патриотизму, нет места для предрассудков. В Библии сказано: «Как радостно и отрадно, когда создания божьи живут в согласии».
Мы должны высказывать свои мысли открыто, спорить о том, с чем несогласны, честно, но всегда стремиться к солидарности.
Когда Америка объединена, Америку абсолютно невозможно остановить.
Мы не должны ничего бояться – мы защищены, и всегда будем защищены.
Нас защищают великие мужчины и женщины, наши военные и наши правоохранительные органы,и, что более важно, нас хранит Бог.
Наконец, мы должны думать о большем и мечтать о большем.
В Америке мы понимаем, что нация живет до тех пор, пока она энергично развивается.
Мы больше не слушаем политиков, которые все время болтают и ничего не делают – постоянно жалуются, но ничего не предпринимают для решения проблем
Время пустых разговоров закончилось.
Теперь приходит час действовать.
Не позволяйте никому говорить, что это невозможно. Ни одно препятствие не может быть сильнее сердца, храбрости и духа Америки.
Мы не потерпим неудачу. Наша страна будет снова преуспевать и процветать.
Мы находимся на пороге нового тысячелетия, готовы открыть секреты космоса, освободить Землю от несчастий и болезней, и использовать энергию и технологии завтрашнего дня.
Новая национальная гордость вдохновит наши души, поднимет наши взоры, и разрешит наши разногласия.
Время вспомнить старую мудрость наших солдат: черные ли мы, коричневые или белые, во всех нас течет одинаковая кровь патриотов, мы все пользуемся одинаковыми славными свободами, и все мы выражает почтение одному и тому же великому американскому флагу.
Родился ли ребенок в пригородах Детройта или ветренных равнинах Небраски, они смотрят в одно и то же ночное небо, их сердца наполнены одними и теми же мечтами, и дыхание жизни вселено в них одним и тем же всемогущим Творцом.
Пусть все американцы, в каждом городе – близком и далеком, маленьком и большой, от горы до горы, от океана до океана, услышат эти слова:
Вас никогда больше не будут игнорировать.
Ваш голос, ваши надежды и ваши мечты определят нашу американскую судьбу. Ваша храбрость и добродетель и любовь будут всегда направлять нас на этом пути.
Вместе, мы сделаем Америку сильной снова.
Мы сделаем Америку богатой снова.
Мы сделаем Америку гордой снова.
Мы сделаем Америку безопасной снова.
И, да, – вместе, Мы сделаем Америку великой снова.
Спасибо вам, храни вас Господь, храни Господь Америку».

Анна Долгарева: «Выскажусь про Трампа. Меня восторги удивляют; то есть, нет, если вы Трампом восторгаетесь как я — то есть, как литератор-постмодернист — тогда согласна. Если же восторгаетесь как патриот России, то странные вы какие-то, люди, котичек Феликс вас умнее, потому что не восторгается, а пузико погладить подставляет.
Вкратце. Трамп — бизнесмен, собирается мэйк Америка грейт эгейн. Молодец. Что с этого получает Россия, я пока не очень поняла. Отказ от ядерного оружия? Отказ от персональных санкций? Конфетку?
Донбассу точно радоваться нечему. Сорян, эти территории — и мы с Феликсом котом, раз уж пока здесь пребываем — особо не нужны ни Трампу, ни Путину. Зато Трампу нужно не тратить деньги на Украину и не ссориться лишний раз с Россией. Вывод? Минск-2! В любой сложной ситуации — Минск-2! Согласно которому Донбасс переходит в Украину, аки преходящее знамя победы. Если вы не поняли, то все эти почти два года Донбасс не стал Украиной только благодаря нашим украинским партнерам, которые продолжают героичну боротьбу с прифронтовыми поселками. Кончатся деньги — кончится боротьба, фсьо будэ Минск.
Но вы радуйтесь, трампнаш. Пойду пол помою, раз такие дела».

Сообщение от военкоров, Марины Харьковой и сводка от ополченца с позывным «Крик».

Сообщение от военкоров: «С позиций тяжелой ствольной артиллерии в Авдеевке противник ведет обстрел ясиноватского поста. ЯБП новые прилеты снарядов артиллерии. Прифронтовым рекомендуем принять меры безопасности».

Сообщение от Марины Харьковой: «Группа украинских вояк, которые базируются на аэродроме города Краматорск, 21 января около девяти вечера оправились мародерствовать в дачный поселок, располагающийся недалеко от летного поля. Прибыв на место, вояки принялись тащить железо и все, что попадалось под руку. Но грабители не знали, что в поселке и в зимнее время на своих дачах жили несколько краматорских семей, чтобы меньше платить за коммунальные услуги за городские квартиры. Услышав посторонний шум, дачники вышли из своих жилищ на улицу, где и увидели непрошеных гостей. У некоторых хозяев дач были охотничьи ружья. Это оружие и было пущено в ход против мародеров. Грабители ответили стрельбой из автоматов, а потом, позвонив в аэропорт, вызвали еще и подмогу. Перестрелка у дач продолжалась почти до 22 часов. Вскоре к дачному поселку на автомобиле прибыла еще одна группа украинских военных во главе с офицером. Представители комендатуры забрали мародеров и увезли их с собой. Защитники дач понесли потери. Двух человек пожилого возраста, получивших ранения, увезли машины «Скорой помощи». Но и на месте, откуда мародеры стреляли по дачникам, остался окровавленный снег. Раненые украинские вояки теперь также находятся в больницах Краматорска.

На чердаке одного из пятиэтажных домов, находящегося в Киевском районе Донецка (постоянно обстреливаемый украинскими военными север города), на Партизанском проспекте, 21 января было обнаружено место, которое — предположительно — оборудовал для себя наблюдатель от ВСУ. Наблюдатель мог выполнять функции корректировщика артиллерийского огня. Оборудованную точку случайно обнаружила группа местных подростков, забравшихся на чердак. На чердаке, где устраивался наблюдатель, стояли табуретки, покрытые теплым одеялом. Рядом был установлен небольшой столик. К «лежке» было также проведено переносное электрическое освещение. Корректировщик имел возможность через пролом в крыше следить за определенной территорией. Обнаружив подозрительное место, с которого велось шпионское наблюдение за частью Киевского района и за расположением некоторых позиций армии ДНР, подростки сообщили об этом в полицию. «Лежка» была немедленно обезврежена, теперь ведется поиск предполагаемого шпиона.

Косово не пустило к себе поезд из Сербии. Киселев захлебывается от наездов на косоваров, картинно негодуя. А у меня вопрос — кто не пускает поезд из Донецка в Ростов? Кто мешает? Его еще летом обещали. И ничего. Нет поезда…».

Сводка от ополченца с позывным «Крик»: «Ситуация на линии фронта осложнилась — украинские силовики значительно усилили обстрелы Донецкой Народной Республики. Слышен бой к северу от Донецка.
На севере Республики ВСУ вели огонь по северным районам Горловки, поселкам Зайцево, Железная Балка и Широкая Балка. В Зайцево поврежден один частный дом. Били тяжелой артиллерией, минометами, гранатометами и стрелковым оружием. На донецком направлении украинская армия обстреляла Ясиноватую, Крутую балку, Спартак, Веселое, Жабичево, Трудовские, Александровку и Сигнальное. Вчера вечером один артиллерийский снаряд попал в жилой девятиэтажный дом в третьем микрорайоне Ясиноватой. Данных о пострадавших не поступало. На мариупольском направлении от украинской артиллерии и минометов пострадали поселки Октябрь, Коминтерново, Веселое, Ленинское и Саханка.
По уточненным данным, за предыдущие сутки, 21 января, ВСУ 1 428 раз обстреляли прифронтовые районы Республики. Украинские силовики выпустили 60 артиллерийских снарядов калибром 152 и 122-мм, 306 мин калибром 120 и 82-мм и 860 гранат из различных типов гранатометов. Также активно применялись БМП и стрелковое оружие».

Заметки об актуальном.

— На Украине восстанавливают «Законы 16 января» (диктаторские законы Януковича). В парламент Украины внесено несколько законопроектов (об упрощенной процедуре привлечения депутатов к уголовной ответственности, норме в УК о клевете, блокировании доступа к экстремистским сайтам, ограничении на проведение митингов и др.), принятие которых приведёт практически к полному восстановления так называемых «законов 16 января 2014 года», приведших к кровавым и массовым столкновениям на Майдане и к госперевороту в Киеве. «Законы 16 января» принятые Верховной Радой Украины 16 января 2014 г. и подписанные Януковичем на следующий день, просуществовали недолго. В России оппозиционные политики отметили, что Янукович берет пример с Путина и копирует с РФ статью 282 и другие «антиэкстремистские» законы. Предполагалось, что РФ и Украина будут выдавать друг другу оппозиционеров, скрывающихся от преследований в соседней стране. Через неделю Рада их отменила. Но процесс переворота был уже запущен. Кровь в Малороссии полилась рекой – вначале в Киеве, потом в Новороссии. Прошло всего три года, и западные либералы в Киеве хотят вернуть наследие «диктатора» для защиты своей шатающейся власти. Ни в европейских столицах, ни в Вашингтоне не протестуют. Что позволено Юпитеру – не позволено быку. Двойная мораль Западного мира видна отчётливо.

— В Днепропетровске переселенцев из Донбасса заставили возвращать государственную помощь. В Днепропетровске после открытия уголовных дел в отношении департаментов соцзащиты переселенцев из Донбасса заставили возвращать полученную ранее от государства финансовую помощь, сообщает Днепр24. «Это напрямую связано с тем, что деньги были начислены неравномерно. В результате люди, которые скрывали свое имущество и счета в банке получили государственную помощь, которую приходится возвращать обратно», — говорится в сообщении. Также отмечается, что подобные уголовные производства открыты и в других регионах Украины. В самой Днепропетровской области случаев возврата ранее выданной помощи зафиксировано более сотни. По данным департамента социальной защиты, согласно действующему украинскому законодательству во время оказания помощи департамент имеет право на то, чтобы только проверить достоверность предоставляемых переселенцем данных. Однако на практике выясняется, что в большинстве случаев на проверку просто нет необходимых ресурсов.

— Боец «АТО» открыл огонь из автомата в одной из квартир жилого дома. Об этом сообщает пресс-служба Национальной полиции Украины. Правоохранители выяснили, что выстрелы произвел военнослужащий ВСУ в квартире, которую снимает со своей сожительницей. «Мужчина произвел два выстрела из автомата Калашникова в стену»- уточняется в сообщении. Сейчас украинского солдата задержали, а оружие изъяли. «Жертв и пострадавших нет» — добавили в украинской полиции.

— В Киеве открыли мемориальную доску основателю ОУН Евгению Коновальцу. Мемориальная доска основателю Организации украинских националистов (ОУН) и соратнику Степана Бандеры Евгению Коновальцу была открыта на улице Сечевых Стрельцов в Киеве. «Евгений Коновалец — один из строителей украинской армии. Закладывалась эта идея сто лет», — заявил на церемонии открытия министр культуры Украины Евгений Нищук. Ее осветили представители духовенства Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской греко-католической церкви.

— В Москве отреагировали на законопроект об исключительности украинского языка: Это прямой путь к окончательной потере Украиной Донбасса. Внесенное в Верховную Раду предложение о признании исключительности украинского языка может значительно ослабить позиции Киева на Донбассе. Соответствующее мнение выразил первый зампред комитета Совфеда по обороне и безопасности России Франц Клинцевич. По его словам, законопроект об исключительности украинского языка можно воспринимать как «лингвистический геноцид, геноцид русского языка». Вместе с тем Клинцевич обратил внимание на то, что авторами законопроекта являются более 30 народных избранников из различных фракций в Раде. Данный факт, говорит Клинцевич, «делает картину еще более удручающей». «Националистический угар — плохой советчик. Принятие данного законопроекта — прямой путь к окончательной потере Украиной Донбасса», — заявил Клинцевич, объяснив свои слова тем, что на востоке Украины подавляющее большинство население составляют русскоязычные граждане. «Его авторы — не два-три человека, а целых 33 депутата из разных фракций, что делает картину еще более удручающей, — либо явные провокаторы, либо, что вряд ли лучше, совсем без царя в голове», — отметил Клинцевич. Накануне стало известно, что в Верховной Раде зарегистрировали более чем вызывающий законопроект «О языке». В частности, его инициаторы предлагают фактически полностью вытеснить использование русского языка в государственной и общественной жизни, а также из средств массовой информации. Украинский язык также предлагают сделать обязательным во всех учебных заведениях страны. За исполнением закона будут следить надзиратели — «инспекторы», а его нарушение трактуется как посягательство на государственный строй.

— Маски будут сорваны: закон о тотальной украинизации достоин приветствия. Законопроект о полном вытеснении русского языка из украинской общественной и политической жизни, зарегистрированный в Верховной Раде и ожидающий утверждения парламентариями — достоин не столько критики, сколько приветствия. Так считает бывший украинский журналист, ныне политэмигрант Александр Чаленко. Об этом он написал в социальной сети. Киевский режим, внедряя такого рода инициативы, лишает себя пространства для маневра, отмечает журналист. «Лично я ПРИВЕТСТВУЮ законопроект о тотальной украинизации. Просто маски будут сорваны. Теперь уже никто не сможет сказать: да кто там ваш русский притесняет», — указал он. «Это государство после его принятия станет окончательно оккупационным в Новороссии и Малороссии со всеми вытекающими отсюда последствиями», — обратил он также внимание. «Повторял и повторяю: с ним пора заканчивать», — резюмировал Чаленко. О появлении в Верховной Раде законопроекта «О языке» стало известно вчера. Как отмечалось, он направлен на полной вытеснение русского языка из сферы употребления на Украине. Нарушение закона будет приравниваться к попытке свержения государственного строя и будет соответственно преследоваться. Ранее в Совете Федерации предупредили украинизаторов из Рады, что принятием такого закона Украина окончательно лишит себя Донбасса.

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх