Репортаж из трезвой деревни: Что делают люди, когда живут трезво?

Жители деревни Кулишовка Воронежской области вот уже несколько лет следуют правилу Трезвости. Трезвость тут – норма жизни и в выходные, и в праздники. Даже Новый год не исключение.

Деревенские зарисовки

Деревня эта по нынешним временам немаленькая – 68 дворов и без малого 400 жителей. В советские годы хутор, как тут называют Кулишовку, процветал. Женская часть населения работала на ферме, мужская – в поле. А еще тут был шикарный сад – 300 га, где выращивали яблоки разно­образных сортов, груши, вишни, смородину, малину, клубнику и даже виноград и орехи. С развалом СССР все это кануло в лету. Сотни людей остались без работы. Молодежь уехала в город, а те, кто остался, начали беспробудно отравлять себя – самогон варили в каждом дворе. Деревня начала умирать…

– В Кулишовке отнимание Трезвости раньше, скажу честно, процветало, – рассказывает глава Новохарьковского сельского поселения (куда входит и Кулишовка) Галина Кулишенко. – Люди отравляли себя, лезли в драку, избивали жен, детей, доходило и до убийств. Так, конечно, долго продолжаться не могло. Женщины буквально взбунтовались: надо прекратить отнимание Трезвости! От слов они перешли к делу. Женсовет добился полного запрета алкогольного яда в селе. Люди живут подсобными хозяйствами: кто молоко и мясо продает, кто овощи выращивает. А содержать нормально хозяйство, если травишься, невозможно. Вот и взялись они за ум. За шесть лет деревня сильно преобразилась. У большинства – отличные дома, машины, достаток. Там одна только семья есть неблагополучная. Глава семейства на вахте работает, а как домой возвращается, обязательно алкогольную смесь с собой привозит.

Решил поднять село

Местное сельпо поражает скромностью ассортимента: хлеб, крупа, макароны, мука, рыбные консервы, а во второй половине магазина – хозтовары: восковые свечи, валенки, телогрейки и т.п. В магазине, кстати, я познакомился с 35-летним Романом Иванченко, который заехал купить конфет к праздничному столу. Слово за слово, разговорились. Оказалось, он много лет жил в Москве, работал то водителем, то крановщиком. Однажды ему показалось, что живет он неправильно – ни жены, ни детей, ни своего жилья, а главное – вдали от родины.

– На следующее утро я собрал свои вещи и вернулся в Кулишовку, о чем совершенно не жалею, – вспоминает Роман. – Женился, построил дом, взял кредит в банке и решил открыть свое крестьянское хозяйство.

Сегодня у Романа 20 коров, в день он получает до 150 литров молока, которое возит в Ольховатку, где продает по 35 рублей за литр. По заказу горожан они с женой Валентиной делают и творог, и сметану, и даже сливочное масло. Очень вкусно!

– Мне сильно повезло с мужем, – призналась Валентина. – Не травится ни алкоголем, ни табаком, много работает, любит меня и сына. Что еще нужно в этой жизни?

Новый год семья Иванченко отметила скромно: на столе отварная картошка, пироги, соленья, варенья, а вместо алкогольной смеси – обычный яблочный сок. Ближе к часу ночи семья отправилась спать – в шесть утра кормежка скота и дойка. Хочешь не хочешь, с таким напряженным графиком особо не загуляешь!

Кулишовка привлекает молодых

Глава сельской администрации по-хозяйски водит меня по гостям. Идем к соседям Романа. По дороге Галина рассказывает:

– Хутор сильно нуждается в таких людях, как Роман. Местная администрация делает все возможное, чтобы поддержать трудолюбивых людей – и помогаем развивать подсобные хозяйства, и выделяем на льготных условиях технику, оборудование, и субсидируем приобретение скота… Так что у людей есть стимул вести здоровый образ жизни. Жизнь сразу закипела. Видите те поля? Летом там у нас, как раньше, растут пшеница, ячмень, горох, сахарная свекла, кормовые культуры и т.п.

Соседние села тоже стали жить трезво

Всю новогоднюю ночь я ходил по гостям. Был и у пенсионеров Татьяны и Александра Кулишенко, которые всю жизнь проработали на ферме. За щедро накрытым новогодним столом снова разговариваем о жизни села – тут это самая важная тема. В это время к Кулишенко заходит их соседка Алла.

– Кулишовку надо спасать, – тут же присоединяется к разговору Алла. – Она хоть и маленькая, но с богатой историей. Как рассказывали старожилы, основал наш хутор украинский хлебопашец Кирилл Кулиш с сыновьями, поставил неказистую хатку и стал жить вольным крестьянином. Рядом с ним поселились другие люди. Позднее все они были закрепощены. Было это в середине XVIII века. Умирая, старик якобы сказал: «Берегите край, который нас приютил. Берегите его как зеницу ока». Вот мы и хотим сберечь свою деревню. А что касается больших городов, то они нам приносят только беду – не каждый там может жить, тем более деревенские. Москва вот губит людей. Лично я там потеряла сына, который уехал на заработки и трагически погиб…

По примеру кулишовцев соседние деревни (Новохарьковка, Раковка и Новокулишовка) тоже начали переходить на здоровый образ жизни. В сельской администрации надеются, что им постепенно удастся утвердить Трезвость.

– Конечно, заставить, уговорить или убедить людей из других деревень последовать примеру кулишовцев невозможно. Кто понимает, тот понимает, а кто не понимает, того уж не уговоришь, – убеждена Галина Кулишенко.

Где еще есть трезвые деревни?

Каждый год трезвых деревень в стране становится все больше. Так, в Башкирии уже более 10 таких деревень. Трезвая деревня есть и в Бурятии – Алаг-Шулун. Там еще в 90-х трое аксакалов заняли жесткую позицию: «Кто хочет травиться алкогольным ядом – пусть уезжает». И вопреки прогнозам пессимистов Алаг-Шулун не опустел. Наоборот – опустел алкогольный отдел местного магазина.

Рекордсмен по трезвости в России – Якутия. Если верить местным властям, более 60 наслегов (сел) республики объявили себя «территориями Трезвости» (в т.ч. 27 наслегов ввели полный запрет на продажу алкоголя на своей территории).

Положительный опыт трезвых деревень хотят перенять и некоторые населенные пункты Магаданской области, которая сегодня в России – лидер по употреблению спиртных изделий.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх