Вашингтон «не сливает» Анкару

Президент РФ Владимир Путин получил письмо от президента Турции Реджепа Эрдогана с извинениями за сбитый в ноябре 2015 года турецкими ВВС российский бомбардировщик. Так 27 июня заявил журналистам пресс-секретарь президента РФДмитрий Песков.

Позже, правда, появилась турецкая версия «извинений»: в послании турецкого президента не было слова «извините», было сказано «не взыщите», что официально подчеркнул пресс-секретарь Эрдогана Ибрагим Калын. Кроме того, эксперты обратили внимание на выступление Эрдогана в парламенте в тот же день, где он заявил, что — если бы факт «нарушения границы» повторился вновь, он поступил бы точно так же. Символичным можно называть и то, что опять же 27 июня суд города Измир изменил меру пресечения для Алпарслана Челика, ранее признавшегося в убийстве пилота Су-24, с заключения из-под стражи на подписку о невыезде. К слову, в самой Турции Челик обвиняется в незаконном хранении оружия.

Ситуацию немного сгладил премьер-министр страны Биналы Йылдырым, который позже заявил, что «мы (власти Турции) могли бы выплатить компенсацию в случае необходимости». Тем не менее российские СМИ и часть экспертного сообщества расценили такой шаг Эрдогана как крайне позитивный. Желание Анкары помириться с Москвой они объясняют ее конфликтом с Вашингтоном, который в последнее время якобы пытается турок «слить».

Да, не стоит отрицать, что сегодня президент Турции во всех мировых СМИ представлен злодеем, с которым никто не может совладать. Вот и Барак Обама в интервью американскому журналу Atlantic недавно назвал Эрдогана человеком, «не оправдавшим надежды, неудачником и авторитарным лидером».

Политика Эрдогана, прежде всего, привела к катастрофе в самой Турции. Нынешний масштаб разрушений на юго-востоке страны можно сравнить с тем, что был в худшие дни мятежа Рабочей партии Курдистана в 1990-х годах. Также турецкий президент сильно промахнулся с Сирией — до вмешательства РФ в сирийских конфликт у турок была масса возможностей, например, под предлогом защиты беженцев создать желаемую буферную зону между приграничными городами Азаз и Джераблус — как для предотвращения соединение между собой курдских кантонов, так и для беспрепятственного снабжения оппозиции. Но сегодня Анкара не может напрямую ввести военный контингент в приграничный «карман», поскольку такой сценарий грозит обернуться как минимум региональной войной. Поэтому Турция вынуждена поддерживать суннитские радикальные группировки — вплоть до того, что вводит в их состав свой спецназ.

Комментируя тему так или иначе связанную с политикой Анкары, аналитики подчеркивают, что турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган умудрился испортить отношения практически со всеми своими соседями и союзниками, в том числе по блоку НАТО. С Европой он рассорился из-за потока беженцев, которым манипулирует, чтобы выбить из Евросоюза деньги на их содержание, а с США — вроде из-за того, что Вашингтон, делая ставку на курдов, не учитывает интересы Анкары. Ведь Соединённые Штаты борются с «Исламским государством» * с помощью боевых отрядов YPG сирийской партии «Демократический союз», аффилированной с РПК, что по сути — красная «тряпка» для Эрдогана, поэтому он и жаждет союза с Москвой.

«Хьюстон, у нас проблема» — этой известной фразой командира космического корабля «Апполон-13» характеризует нынешний трек американо-турецких отношений членФонда защиты демократий (Foundation for Defense of Democracies) Джон Ханнана страницах Foreign Policy. Однако на Западе никто не хочет признавать простую вещь: Эрдоган ведет себя так, как ему позволяют. И было бы странно, если бы европейцы занимали более жесткую позицию по Турции, чем США. А какую на самом деле позицию занимает Вашингтон в стратегической перспективе? «Сливает» ли Обама Эрдогана?

Будем говорить прямо: Соединенным Штатам не нужна сильная Турция, и не только потому, что так ею будет легче управлять. Доказательств версии о том, что проект «халифат» разрабатывался в отделах американской RAND Corporation, нет и вряд ли будет. Но даже нашумевшая карта «Нового Ближнего Востока» подполковника РУМОРальфа Петерса и разделенная в ней на части Турция заставляет задуматься. Кстати, в 2006 году сами американцы назвали карту «игрой ума» отставного офицера разведведомства Минобороны. Однако сегодня, как видно, ситуация в регионе развивается именно по обозначенным «границам крови». И в этом смысле неоосманские замашки нынешнего руководства Турции выгодны Штатам: те — саморазрушаются. Такой игрок на политическом поле удобен в достижении собственных целей: на публике можно сколько угодно его порицать и обвинять в «геополитических неудачах», а в случае чего — осадить, тем более рычагов воздействия предостаточно. Одним из них может стать, например, прямая военная помощь официально запрещенной в США Рабочей партии Курдистана — соответствующие контакты американцев не раз фиксировались. Так что на фоне Анкары Вашингтон сегодня действительно выглядит борцом с терроризмом.

Но есть еще момент, на который следует обратить внимание. Показное недопонимание в политическом диалоге Анкары и Вашингтона не мешает им координировать свои действия по Сирии. Так что наивно полагать, что решение об атаке российского фронтового бомбардировщика Су-24М турецкие власти принимали самостоятельно. Тезис о причастности США к этому инциденту особо не раскручивался даже в российских СМИ — надо думать, по политическим соображениям. Однако вопросы к Штатам все равно имеются, несмотря на то, что они кажутся вроде как надуманными. Во-первых, что имел в виду госсекретарь США Джон Керри 17 ноября, когда сказал, что США начинают совместную операцию с Турцией, дабы «полностью взять под контроль северную границу Сирии»? Во-вторых: для чего США предварительно перебросили на авиабазу Инджирлик не только штурмовики, но и истребители F-15С, если у ИГ нет авиации? В-третьих: не участвовали ли в наведении на российский самолет турецких истребителей американские «приборы»? Увы, на эти вопросы прямых и честных ответов никто не даст. Но со стороны ситуация выглядит так, что конфликт произошел исключительно между Москвой и Анкарой, а Вашингтон здесь «рядом не стоял» — хотя инцидент был выгоден в том числе, а может быть, и прежде всего США. Потому, что, вспомним, после него Москва начала более внимательно разграничивать сирийскую оппозицию и перестала рапортовать об авиаударах по ИГ, когда они по «халифату» не наносились.

И, пожалуй, самое важное в данной теме вот что. Лавируя между курдами и турками, США все-таки учитывают интерес Анкары в сирийском вопросе. Вообще складывается впечатление, что транзитный город Азаз, и в целом провинция Алеппо, которую Турция считает своей территорией, а также Идлиб отданы американцами в распоряжение турок. Кстати, курды не раз озвучивали план Анкары: под видом борьбы вытеснить с ИГ и «ан-Нусру» ** из Азаза и Джераблуса и ввести туда сухопутные войска. Без турецкой поддержки боевиков ситуация в вышеназванных провинциях давно бы изменилась в пользу Асада. А этого никто из поддерживающих оппозицию стран допустить не может. Сейчас курдско-арабский альянс «Демократические силы Сирии» ведет тяжелые бои за Манбидж с прицелом на последующий выход к Джераблусу, а затем и к Азазу.

Но если курды закроют границу, то подпитку из Турции перестанут получать не только «ан-Нусра» и ИГ, внесенные в террористический список ООН, но и «умеренные» группировки, поддерживаемые в том числе Пентагоном и ЦРУ. Скорее всего, уже имеются договоренности между курдами, американцами и турками по поводу будущего Азаза. Так, недавно появилась любопытная информация о том, что США удалось усадить за стол переговоров власти Турции и представителей РПК.

Портал BasNews сообщил, что встреча была организована на военной авиабазе Инджирлик в Турции под руководством командующего войсками США на Ближнем Востоке Джозефа Вотеля — того самого генерала, который в конце мая приезжал в Сирийский Курдистан. В результате стороны вроде как заключили следующее соглашение: партизаны РПК должны отступить из курдских городов на юго-востоке Турции в горы, а турецкое правительство позволит «Демократическим силам Сирии», костяк которых составляют отряды YPG, контролировать районы на западе реки Евфрат в северной Сирии. Если эта информация правдива, то все равно она не означает, что боестолкновения между турками и курдами прекратятся. Просто тогда турки могут прекратить отвлекать сирийских курдов от наступления на позиции ИГ, как они это делали, например, повышая уровень воды в реке Евфрат во время захвата ГЭС Тишрин или внедряя очередной отряд подконтрольных турецкой разведке MIT туркоманов в состав ИГ, что уже было в городе Мареа.

Таким образом, на сегодняшний день у турок есть возможности помешать планам Вашингтона по Сирии, но сильно конфликтовать с американцами они точно не будут. Однако учитывая весьма изменчивую политику Штатов, Эрдогану требуется определенная подстраховка, чтобы не допустить возникновение курдской государственности. Отсюда — и его попытки наладить сильно испорченные отношения с Россией, которая пусть и осторожно, но оказывает поддержку сирийским курдам, и при этом выступает за целостность Сирии. Позиция Дамаска и Тегерана в отношении любой формы курдской автономии — крайне негативная. И в этом плане интересы Анкары и просирийской коалиции сходны.

* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх