Владимир Жириновский: Если бы переворот был реальный…

Политик Владимир Жириновский — о том, как руководство Турции использует новые возможности, открывшиеся после путча

Я занимаюсь Турцией уже 52 года. Служа офицером Закавказского военного округа, изучал турецкую армию и все вопросы, связанные с военными переворотами. Как раз в то время там произошел переворот 1971 года, руководителем которого был Нихат Эрим.

Нынешний переворот уже пятый. Самым бескровным был четвертый в 1997 году, почти двадцать лет назад, после которого покинул свой пост премьер-министр Неджметтин Эрбакан, возглавлявший ту самую Партию благоденствия, которая потом перешла по наследству к Эрдогану.

Это был такой мягкий переворот. Военные заставили сформировать другое правительство и в перспективе пытались эту партию ликвидировать. Потом в 2002 году Эрдоган воссоздает ее уже под другим названием. Как правило, после военного переворота запрещаются все партии, и их лидеры не имеют права больше возглавлять ни одну политическую партию. Поэтому все военные перевороты в Турции были во благо турок. Расширялась демократия, шла борьба с преступностью, с коррупцией. Поэтому ото всех четырех переворотов была большая польза. И сохранялся светский характер государства, Турция следовала заветам Ататюрка — первого президента республики.

Что произошло на этот раз — очень трудно понять. Трудно понять, почему военные не арестовали Эрдогана, потому что любой военный переворот начинается с руководителей страны. Первый переворот, 1960 год — тут же были арестованы президент и премьер-министр, и обоих повесили, но из уважения к их положению разрешили не снимать с них обувь, как того требует турецкая традиция.

Здесь никого не арестовывают, более того — они якобы даже не знали, где находился Эрдоган. Поэтому я не исключаю, что этот переворот может оказаться подобием нашего ГКЧП, когда в августе 1991 года все было начато и остановлено, чтобы дать предлог для расправы с армией. Возможно, это был инспирированный переворот. В таком случае Эрдоган еще раз ударит по армии. Сейчас под ударом оказались тысячи офицеров, все генералы и частично рядовой состав. Он ударит по сторонникам Гюлена, который находится в эмиграции. Раньше они были друзьями, но разошлись.

Гюлен уехал в Америку и, естественно, поддерживает связи со своими сторонниками. Они есть везде — и в министерствах, и в армии, и среди интеллигенции. Это чистая борьба группировок — группировки Эрдогана и группировки Гюлена. Поскольку Гюлен в эмиграции, все бразды взял в свои руки Эрдоган. Убрал президента Гюля — сам стал президентом. Убрал Ахмета Давутоглу, бывшего премьер-министра, — поставил нужного ему человека — Бинали Йылдырыма.

Реальный военный переворот во всех странах мира — кровавый. В любом случае немедленно арестовывают руководителей государства. Раз они ни одного руководителя, чиновника не арестовали, а только взяли под домашний арест или где-то спрятали начальника генштаба, это вызывает подозрение. Все военные перевороты в Турции возглавлялись начальником генерального штаба. Почему? Он давал приказ всем войскам выступить в поддержку военного правительства. А здесь сам начальник генштаба якобы оказался противником переворота.

Конечно, он действительно может быть человеком Эрдогана, но заговорщики, если хотели победить, должны были уничтожить Эрдогана, Йылдырыма и начальника генштаба. Они должны были уничтожить всех из верхнего эшелона власти, кто отказался бы их поддержать.

Поэтому такой странный переворот вызывает подозрение, что он был спровоцирован, инспирирован.

Как это было с немецким летчиком Рустом. Его же могли сбить моментально, как только он пересек границу. Но разрешения сбивать не давали, нужно было, чтобы он сел на Красной площади. После этого всю верхушку Советской Армии Горбачев убирает. Я думаю, это из той же серии.

Убрать всех, не согласных с Эрдоганом, и получить чрезвычайные полномочия, всю полноту власти. Он хочет превратить Турцию из парламентской республики в президентскую, чтобы у него была вся полнота власти. Может быть, не будет даже председателя правительства. И конституцию они изменят, и смертную казнь восстановят и придут к президентскому режиму. Он будет приблизительно как Саддам Хусейн, как Муамар Каддафи. Ему нравится, когда все подчиняются только ему и он может делать все, как и что он считает нужным.

Поэтому в ближайшие месяцы мы увидим много перемен. Будут продолжаться аресты, отдача под суд. Если парламент внесет изменения в конституцию и отменит запрет на смертную казнь, то начнутся еще и казни. В любом случае Эрдоган постарается полностью подчинить армию себе.

Но здесь есть один опасный момент. Чем больше офицеров будет расстреляно или осуждено на длительные сроки или пожизненно, тем быстрее армия восстанет опять, но это уже будет очень кровавый переворот. И начнется он с ареста и уничтожения президента и премьер-министра.

Эрдоган неоднократно проводил чистки вооруженных сил. Многие офицеры до сих пор в тюрьме. А у них есть родственники. Многие из них оканчивали одни и те же военные училища, академии. И вот теперь один в тюрьме, а другой — вроде бы на свободе. И те офицеры, которые остаются на свободе, будут думать, а кто следующий. А следующими могут быть они, если Эрдоган снова захочет провести чистку в армии.

Поэтому я не исключаю, что может произойти еще один переворот, и случится это довольно скоро — уже в этом году или в следующем. И тот переворот окажется настоящим, когда будет сформировано военное правительство и все гражданские лица, занимающие высокие посты, будут арестованы. Будет изменена конституция, будет возвращен светский характер государства, остановится исламизация. Военные проведут целый ряд других реформ.

Сейчас Эрдогану будет тяжело удержаться, ибо неудачная попытка переворота армию разозлит. Она хочет победы, а при этом терпит очередное поражение. Она уже потерпела поражение, когда Эрдоган начал чистку в армии. Поэтому теперь спокойной жизни у Турции не будет.

Автор — заместитель председателя Государственной думы,основатель и председатель Либерально-демократической партии России

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх