За что извиняться Донбассу?

После призыва просить прощения у Донбасса бывшая украинская летчица и депутат Верховной Рады Надежды Савченко сделала еще одно громкое заявление. Обращаясь к лидерам ДНР и ЛНР Александру Захарченкои Игорю Плотницкому, она предложила встретиться и поговорить на нейтральной полосе. По словам Савченко, ради мира в Украине она готова вести переговоры с кем угодно:

«Я предлагаю отойти со своих нолей, выйти на нейтралку и поговорить. Если вам страшно, то мне досадно, я разочарована, что у меня больше смелости, чем у этих ребят. Если вы хотите мира в Донецке и Луганске, я хочу мира в Украине, то давайте говорить о мире. Если же вы хотите выкручиваться и пиариться, то я — нет. Хотите, я могу приехать к вам? Выступить перед камерами, как хотите. Главное — делать, а не говорить».

Савченко также отметила, что это её последнее обращение к главам самопровозглашенных республик:

«Каждый раз я приезжаю на фронт, жду ответа, а его каждый раз нет. Мне досадно, если ошиблась в этих людях, и они действительно не стоят того, чтобы с ними говорить. Потому что говорить нужно с пастухом, а не овцами. Я предлагаю последний раз, больше не буду. Я готова идти навстречу. Жду вашего ответа».

Неизвестно, как на слова Савченко отреагируют адресаты её заявлений. Но глава Донецкой Народной Республики на днях весьма лестно отозвался о бывшей наводчице батальона «Айдар». По словам Александра Захарченко, он не собирается забывать о преступлениях Савченко, но её деятельность сегодня открывает для Донбасса новые возможности:

«Если, допустим, власть Украины и президент Украины собираются стереть Донбасс войной, экономической блокадой (то есть, голодом и холодом), то Савченко открытым текстом заявляет, что она хочет договариваться. Понимаете? Этот момент наступает: Украина перерождается, в ней появляются другие политические лидеры, другие политики, другие люди, которые по-другому говорят. Один из этих примеров — Савченко».

Серьезность своих политических амбиций Савченко также подтвердила заявлением о том, что она должна стать президентом. Такое развитие событий видится ей скорее необходимостью:

«Я отвечала, что не хочу, но я отвечала, что могу. А теперь я, наверное, отвечу, что, скорее всего, уже должна».

Таким образом, прямые переговоры между Савченко и главами ДНР и ЛНР действительно могут начаться. Но что бывшая летчица, виновная в смертях российских журналистов, может предложить жителям не подконтрольных Киеву территорий? Её рецепт мира, основанный на всепрощении, в Донбассе воспринимается как профанация.

Своего отношения к украинской наводчице не меняет известный донецкий журналист Руслан Мармазов:

— Для меня Савченко — чистое исчадие ада, бесноватая садистка. Думаю, ее приоритеты таковы: уничтожить жителей Донбасса, а кто останется — запугать до невменяемости, но если не получится, то надо помириться, втянуть в сферу Украины, а уж там… Что будет там, догадаться не так и сложно. Насколько холоден или горяч тут расчет, судить не берусь, да мне это и не сильно интересно. Но констатирую, в определенном смысле схема работает. Во всяком случае, от даже неглупых, нормальных внешне людей, правда, находящихся в Киеве, уже приходилось слышать нечто типа «Надя придет — мир принесет». Ничего людей не учит, даже война. Все устали от стрельбы и неустроенности, и без разницы, кто установит мир, хоть сатана. А сатана никогда не даст мира. Это противно его сути. Между прочим, раз Савченко такая миротворец, начинала бы с того, чтобы настоять на прекращение пальбы по Донецку, Горловке, Ясиноватой с украинской стороны.

 — Эксперты прогнозировали, что Савченко не сможет долго оставаться «внесистемным» элементом в большой политике. Судя по последним заявлениям, ей это по-прежнему удается?

— А она не элемент политики. Она фольклорный персонаж. Ведьма, с которой дела иметь не хочется, но вот кто-то сказал, что она зубы заговаривать умеет, или обладает клубочком путеводным… Наивные верят, суются в избушку на курьих ножках, и даже знают, что там печь пылает и сковородка салом смазана, а ведь лезут же. Кстати, Савченко, как летчице без самолета, ступа очень к лицу.

 — Как повлияет призыв к прощению на рейтинг Савченко и вообще на отношение к ней украинцев?

— Во всяком случае, ее слова не остались незамеченными. А всякие украинские рейтинги от меня, да и от любого жителя ДНР, далеки, как планета Уран. Этим пусть на Украине интересуются. Там толпы социологов, политологов, экспертов — отличная им пища для пережевывания.

— После освобождения Савченко было много разговоров о том, что её могут устранить физически. Как вы думаете, вероятность такого варианта со временем увеличилась или уменьшилась?

— Судя по ее образу жизни, который Савченко с циничным матерком описала в своей книге, вообще удивительно, что она до сих пор жива. Давно должна была замерзнуть в сугробе по пьяной лавочке или наскочить на нож в кабацкой драке. И никто бы, кроме самого близкого круга безутешных родственников, не знал бы, что и была такая. Но она дожила до войны в Донбассе и тюрьмы в России, а это автоматический перевод в статус героев нынешней Украины. Вот и мы с вами зачем-то тратим на нее время, обсуждаем. Стало быть, заметили. Значит, даже и нам удалось навязать эту тему. Но рассуждать о перспективах и обстоятельствах ее предстоящей кончины я, с вашего позволения, не стану. Это вопрос иных инстанций, значительно более высоких.

 — Савченко предлагает очень простой рецепт — взаимное прощение. Есть ли у него перспектива? Насколько он приемлем для Донбасса?

— Отличный план! Приходит персонаж Х к персонажу У домой непрошенным. Для начала гадит в холодильник, затем убивает любимого кролика, насилует жену, тещу и даже курицу, калечит ребенка, проламывает голову отцу, сжигает избу… Но когда персонаж У загоняет Х в угол и заносит над ним топор возмездия, тот такой на голубом глазу: «А давай помиримся? Я вот даже и прощение могу попросить». Ясное же дело, каждый согласится и обрадуется… А как же? В Донецке на все это отреагировали со своеобразным фронтовым юмором, мол, давайте и мы перед укропами извинимся. На каждом снаряде будем писать: «Простите нас!» И — огонь, батарея!

 — Сразу после освобождения украинская летчица заявляла, что будет и дальше воевать с террористами, а сегодня уже призывает просить прощение у жителей Донбасса. В чем причина такого резкого поворота?

— А она и продолжает войну, только хитрее. На смену буйному украинскому нацизму приходит более совершенный и более коварный, тихий такой нацизм. То есть, цели все те же, но зачем орать и с факелами бегать, врагов можно и без шума передушить. В стремительные прозрения я как-то не верю.

— Геращенко уже успел раскритиковать Савченко за её миролюбивую позицию. Как отнесутся к этому другие политики? Прислушаются ли к Савченко?

— В театре украинских политических кукол у каждого свое амплуа. В соответствие с ним персонажи и действуют. Что значит, прислушаются или не прислушаются? Марионеткам слышать не дано, они же пластиковые или из папье-маше. Действуют так, как ими двигает кукловод из посольства США, а тому сценарий присылают из Вашингтона.

Российский журналист и публицист Андрей Бабицкий, проживающий в Донецке, напротив, не отказывает Савченко в искренности, хотя и не видит в её заявлениях никакой конкретики:

— Плана действий у Савченко нет. Она, по сути, предлагает отмести в сторону все политические разногласия между Киевом и Донецком и договориться на уровне простых человеческих отношений. Но мы же понимаем, что это нереально. Какие действия последуют после того, как стороны конфликта попросят друг у друга прощения? Об этом Савченко умалчивает. А банальная миролюбивая риторика ничем не поможет в деле устранения противоречий, которые накопились за годы войны. К тому же, считаться с жителями Донбасса украинская летчица не намерена. Призывами к замирению она пытается повлиять на людей, одурманенных, по её мнению, агрессором (таковым для Надежды по-прежнему остается Россия).

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх