Запад живет в заблуждении, что они выиграли в холодной войне

Кажется, весь мир сегодня волнует вопрос, что же ждёт Великобританию после выхода из Евросоюза и как эти изменения отразятся на мировой экономике и политической расстановке. О вероятных прогнозах и о том, чего ждать России, рассуждает советник президента ТПП РФ по международным вопросам Георгий Петров.

– Сегодня трудно давать точные прогнозы о том, что ждёт Великобританию дальше. Какую модель взаимоотношений с Евросоюзом выберет эта страна, станет ясно лишь года через три, как и то, как эта будущая модель скажется на интеграционных процессах и на единстве Евросоюза в целом. Пока существуют две модели – швейцарская и норвежская. Пойдёт ли Великобритания по той или другой, сказать также очень трудно. Норвежская формула – это более плотное сотрудничество, которое позволит Великобритании в какой-то степени сохранить статус международного финансового рынка, ориентированного прежде всего на Евросоюз.

Швейцарская модель более закрытая, такой свободы в этом плане не будет. Но это вопрос очень сложных переговоров, потому что Комиссия Евросоюза – переговорщик очень трудный. Думаю, что и для ЕС решение британского референдума должно быть в некоторой степени отрезвляющим, потому что степень бюрократической зарегулированности со стороны Комиссии уже превзошла все возможные и невозможные пределы и это вызывает раздражение уже не только у третьих стран, но и у предпринимателей непосредственно из стран Евросоюза.

Не будем забывать, что из всех стран Евросоюза самая свободная дерегулируемая экономика – это экономика Великобритании. Надо отдать должное британским представителям и политическим деятелям в ЕС в том, что они в какой-то степени сдерживали это нарастание бюрократического давления на предпринимательские круги европейских стран, входящих в союз. Нас больше всего должно волновать, в какой степени это может повлиять на Россию и нашу экономику. Мы должны фокусироваться только на экономических плюсах или минусах ситуации для нас и политическую часть никак не затрагивать.

То, что происходит сейчас, когда падают рынки, падают цены на нефть, падает стоимость британского фунта, – это первый психологический шок. Рынок есть рынок. И там действуют не столько экономические законы, сколько поведенческие. Когда пройдёт психологический шок, всё это должно стабилизироваться и успокоиться. Весь вопрос в том, на каком уровне. Когда пишут, что глобальная экономика потеряла 3,5 триллиона долларов, я думаю, что кто-то потерял 3 триллиона, а кто-то выиграл. Потому что трейдеры выигрывают не тогда, когда рынок неподвижен, а когда рынок начинает двигаться в любую сторону. Кто угадал, на что нужно ставить, тот будет в выигрыше.

Не будем забывать, что в числе наиболее ожесточенных европейских сторонников применения и сохранения санкций против России выступает Великобритания. Европа, конечно, уже подходит к тому, чтобы достичь критической массы, основываясь на том, что санкции заявленные цели не решают.

Британия всегда была близка к позиции США. Американцы обычно легко вводят санкции, но им очень трудно впоследствии от них отказаться. Примером может служить Северная Корея. За весь послевоенный период около 300 раз вводились экономические санкции, которые, как правило, не решали заявленные политические цели. США – одна из немногих стран, которая является пионером в этом деле, когда был издан т. н. закон «О торговле с врагами» (Trading With the Enemy Act). Законодательная база расширялась и были изданы дополняющие законы. Процесс выхода Великобритании из Евросоюза будет длительным. Понятно, что они не изменят свою позицию и будут по-прежнему доказывать необходимость сохранения санкций в отношении России. С другой стороны, мы знаем и взгляд наших предпринимателей. Особенно из сектора агропрома, которые просят нашего президента и президента Барака Обаму о сохранении санкций. Это позволило им выстраивать долгосрочное планирование, осуществлять инвестиции. Мы все-таки поняли, что нужно избавиться от такой высокой степени зависимости от импорта, особенно в критических отраслях.

Я недавно был на церемонии вручения премии «Руспри» в Нидерландах, и она была достаточно показательной. Голландские предприниматели в один голос твердят, что хватит заниматься экспортом нашей продукции, произведенной в Нидерландах или других странах Евросоюза. Способ закрепления на российском рынке – это создание производств в РФ. Нидерланды – один из ведущих торговых партнеров России. Весьма неплохо, что уже на предпринимательском уровне есть понимание необходимости создавать производство на территории России. Это ведь не новое явление, многие голландцы давно идут по этому пути. Здесь очень широкий спектр всего, что необходимо для АПК, – это и химическая промышленность, и судостроение. Во многих секторах мы проводим процесс реиндустриализации. В этом плане санкции сыграли свою положительную роль. Понятно, что мы ощутили ущерб от секторальных санкций в области доступа к международным финансовым рынкам, но это ведь тоже заставило нас вводить свою собственную платежную систему. Мы уже не в такой зависимости от SWIFTа.

Наивно думать, что санкции – это следствие украинского кризиса. Россия стала самостоятельной и политически, и в значительной степени экономически. Это никому не понравилось. К сожалению, Запад живет в заблуждении о том, что они выиграли в холодной войне. Когда холодная война закончилась, не было ни победителей, ни проигравших. Мы внутри проиграли, что потеряли страну под названием Советский Союз, но это не в конфронтации с Западом, это наша внутренняя проблема. Все атрибуты великой державы у России остались – это и членство в Совете безопасности ООН, и обладание ядерным оружием. И даже в экономическом плане. Если рассматривать Большую семерку, объем ВВП в России намного больше, чем в Канаде. Мы и Великобританию обходили, мы в числе ведущих, мы шестая экономика в мире, а по паритету покупательной способности, наверное, даже пятая.

Однако как только мы заявили, что у нас есть свои интересы и мы их будем защищать, Запад ополчился против России и стал искать повод для конфронтации. Повод нашелся в виде Крыма и конфликта на Украине. Россию обвиняют в том, что мы основной виновник невыполнения минских соглашений. За этим следует антироссийская, русофобская политика Запада, которая возобладала в настоящий момент.

В западном мире, к сожалению, сегодня нет лидеров с большим политическим видением, которые были в 50-е, 60-е, даже в 70-е годы. Это одна из больших проблем. А самая главная проблема, что рождается новая мировая модель многополярного мира, глобальная экономика переходит на новый технико-технологический уровень. Как будет устроен новый мир и порядок, что будет определять на этом новом технико-технологическом уровне дальнейшее развитие глобальной экономики, пока видно только в виде контуров.

Ната Марк,
Мария Качевская,
Евгения Шестак,
ТПП-Информ

 

Поделиться в соц. сетях

0

Также рекомендуем почитать:

На верх